April 3rd, 2014

ghost

"Не ходите, дети, в Африку гулять..."

Папа вчера за ужином весь вечер рассказывал про лихорадку Эбола в Африке. Ну да, у нас в семье все лучатся позитивом, включая покойного кота.
Сегодня прихожу на работу, а в садик Полетта вернулась. Из Африки - как она говорит. Ужасно обрадовалась: во-первых, я в восторге от Полетты и очень по ней соскучилась; во-вторых, я думала, что она навсегда уехала; в-третьих, такой случай представился - оригинально покинуть земную юдоль, сами понимаете:).
Но... оказалось после, что Полетта вернулась из Камбоджии, а там Камбоджии лихорадки нет. И опять... сплошная скука.
say in jest

(no subject)

— Здравствуйте, — скажет один. — Я единственный в этой стране,
защищавший поэзию от унижения,
наконец-то готов подписаться под тем, в чем меня упрекали:
— Да, это всё не стихи,
это мой живой, столько-то-летний голос,
обещавший женщине, которую я любил, сделать ее бессмертной,
а не сумевший сделать ее даже мало-мальски счастливой...

— Здравствуйте, — скажет второй, — если когда-нибудь в дымный апрель,
выпив полбутылки мартини (или чего вы там пьете?),
вы вдруг вспомните обо мне, затосковав о своей несбывшейся жизни, —
НЕ СМЕЙТЕ ОТКРЫВАТЬ МОИ КНИГИ,
НЕ СМЕЙТЕ ВОСКРЕШАТЬ МОЙ РАССЫПАННЫЙ ГОЛОС,
НЕ НАДО БУДОРАЖИТЬ МОЙ ПРАХ.

— Потому что я любил вас гораздо больше, чем вы меня, —

cкажет четвертый, —

да и нужны вы мне были гораздо больше, чем я был вам нужен,
и поэтому я не буду вырывать у вас палочку победителя
(да и какой из меня теперь победитель?).

...Однако,
так как на роль человека с трудной мужской судьбой претендую все-таки я,
то все, что останется мне, — это выйти вперед,
наклониться к людям (ближе других) и сказать:
— Дорогие мои, бедные, добрые, полуживые...
Все мы немного мертвы, все мы бессмертны и лживы.
Так что постарайтесь жить — по возможности — радостно,
будьте, пожалуйста, счастливы и ничего не бойтесь
(кроме унижения, дряхлости и собачьей смерти,
но и этого тоже не бойтесь).

Дмитрий Воденников