April 11th, 2014

say in jest

"Что жизнь удивительна..."

"Если бы у меня был муж и двенадцать дней и однажды они все погибли во время землетрясения, то на следующее утро я вскочила бы улыбающаяся и принялась бы подыскивать новых. С любовью
Джуди"


На уроке дети сидят, молчат, а руки тянут трое или четверо. Говорю: - Вас больше не спрашиваю, т.к. у меня ещё целый класс поросят...
-Я!я!я!я! - орёт Катя и трясёт рукой.

Господи, ты простишь? - я не смогла сдержать улыбку.

Что происходит - я понимаю смутно. Но это меня не пугает. Пугает, что гороскоп на апрель сбывается с ужасающей точностью - я запустила работу и учёбу. На курсах я оплываю на стуле как желеобразная медуза, молча переваривая какие-то вялые сведения о хребтах, широтах, ветрах и прочей географической и топонимической потебне.

В шестом классе я сегодня прикололась над детьми. Дала элементарный тест, в котором практически все ответы были написаны на доске. Некоторые ответы были написаны КРУПНО и на центральной части доски.
Умные дети слабо всколыхнулись: - Мисс Энни, зачем вы это сделали? Вы же всё написали!..
-Спорим на деньги, что в классе найдутся три-пять человек, которые напишут не гуд-бэта-бэст, а гуд-гудэ-зэ гудест?
-Нет!.. Давайте вы будете за каждую ошибку по сто рублей собирать!
-Ей нельзя, т.к. её по вашим законам засудят, - авторитетно сказала Лаюки Кепта (оптимизм этой девушки поддерживал меня целый год, сами понимаете; от суицида этой зимой меня, можно сказать, удержали здравый смысл Лаюки Кепты, политическая ситуация в стране и слабый интерес: а это человек может пережить? - хотя я знаю, что может пережить всё, включая смерть всех близких и потерю человеческого облика, к сожалению... или к счастью).

В итоге... ещё не проверяя контрольные, но слушая вопросы, я улыбалась как Мона Лиза, но мысленно кусала локти. В итоге сообщила детям, что могла бы обогатиться на четыреста-пятьсот рублей по подсчётам первоначальным. Контрольные зашвырнула дома за диван - потом проверяю... не хочу терзаться, что я могла бы нагреть детей на огромную сумму.

Чарльз сегодня обнаружил меня с телефоном в тёмно углу, куда я забилась в надежде, что тут-то меня дети не найдут: - В интернете сидите? - с укоризной сказал он.
-Клянусь своей честью, что я пишу сейчас своей учительнице.
(и я не лукавила).
-Картиночки у вас в контакте миленькие, - снизошёл.
-Тебя ж там нет, - прицепилась.
-Но это не значит, что я не в курсе, - склонил он голову набок.

Сегодня встретила бывшую ученицу в каблуках, ресницах, блеске и при кавалерах, но, боже, какие у неё были грустные глаза. Эти глаза передо мной стояли до самого вечера, и давили мне на грудь как два аквамариновых сапфира. И если у меня так каждый будет стоять перед глазами - то сердце не выдержит, точно не выдержит; а их уже много там стоит ("эти люди стоят у меня в голове - кто по плечи в рыжей траве, кто по пояс в земле...") - кому я могла бы помочь, но не помогла... потому что не всегда можно помочь, - и в этом вся трагедия бесполезной, в сущности, педагогической и никчёмной моей деятельности...

В общем, время начало стремительно бежать назад, и я едва успеваю закрывать глаза, когда лечу с горы, а снег - в лицо. На фото рассадник зла: злокознённые часы. Оказывается, что в них была заключена вся сатанинская сила этого года (а не в ужасной женщине Еве Петровне, как я была уверена).


say in jest

(no subject)

весне плевать на смерть и войны
она приходит как всегда
и расцветают абрикосы
на кровью залитой земле

(с) Пирожки+

И... возможно, что я немного сумасшедшая, но я уверена, что всё рано или поздно, так или иначе, но обернётся такими чудесами, что все в моём мире вздрогнут. Ибо не было ещё историй, которые бы закончились плохо: и Серёжа, и Коля, и Петя, и Марья Ивановна, и Пончик, и дети, и универ, и пединститут, и многие, многие другие...

В этом году я поджидаю Ариадну. Мы с ней очень хорошо общались несколько лет, а год назад как-то... разошлись на политической почве (единственный случай, когда я неблагоразумно не сдержалась). Но я уверена, что и с ней мы встретимся *на всякий случай щёлкнула пальцами и взмахнула рукой в новых часах*. При этом я не уверена, что моё материнское сердце выдержит, если мне напишет какая-нибудь Роззи... но я решила, что нужно быть готовой ко всему. И принять Роззи в свои объятия так, как и всех своих детей, ибо я обязана любить каждого ребёнка, даже если он слабоумен или просто малоприятен с виду, - постановила я себе в первый год работы и... стараюсь следовать этому правилу, хотя с Кельвином Кляйном я, порой, даю слабину... ибо он все эти годы не любит меня так, как будто мы с ним учились в одном классе в прошлой жизни!

На днях я встретила Алевтину. Её я каждую весну встречаю возле голубого Харратса. Она идёт мне навстречу, а её ангельские волосы освещает закатное солнце. И, зная, что она ангел - я радуюсь и ничуть не удивляюсь. Ибо когда Алевтина пришла в мой класс, то подошла и обняла без слов, т.к. ангелы узнают друг друга и на земле. А если у этой барышни в ушах висит по фарфоровому сервизу из чашек и блюдец, и всё это на шёлковых ленточках... что говорить, что мы друг друга узнаем даже спустя двадцать лет?..
Алевтина всегда тыкается носом в мою сумку и говорит: - Какой запах... боже!.. Впрочем, как и всегда.
Фраза "впрочем, как и всегда" немного меня успокаивает - Алевтина одобряет все мои духи, включая кондиционер для белья, и это меня поддерживает (Аркадий с первого класса не одобряет даже слабенький локситан, т.к. он меня не любит, и я думаю, что с этим ничего не поделаешь).

И пока Алевтина говорит "впрочем, как и всегда", безусловно одобряя все мои изменения; пока Чарльз язвит, но очень джентльменски, ибо от него я весь год боялась услышать что-то сердцеразрывательное (он у нас мисс Марпл местного уезда), пока Катя орёт, что она мой поросёнок, и пока Лаюки Кепта пытается меня активно втянуть в междоусобные войны со странами содружества, - я переживу всё.
sleeping

"у неё война за плечами и двадцать семь ходок в синее марево января..."

"ох, несладко ей, ох несладко... у неё на платье заплатка; у границ враги, с посевной проблемы, казна пуста..."
Олег Медведев


Поскольку это был самый тяжёлый год (не стану врать, что в моей жизни, ибо такие были и будут, к сожалению) за все годы работы, то контакты по весне стало часто размыкать...

Прощаюсь тут с классом детей, и на каждую протянутую лапку говорю как автомат: - Рэйн, рэйн, рэйн...
Да, в тот день шёл дождь, но, обычно, слова "гуд бай" и "си ю" я как-то без проблем воспроизвожу (похоронив мужа и двенадцать детей - легко; более того, я с высокой температурой их вспомнила бы).

Сегодня я с утра начала смотреть на часы, а стрелка всё не двигалась и не двигалась, но потом я поняла, что это и на руку - на работу я не опоздала (в этом году я не опаздываю на работу, и это свидетельствует о тяжёлом душевном кризисе, я считаю), зато потом я эту стрелку ненавидела, ибо уроки ползли как во сне, и Сэнди-Кейт Килкойн я всё время называла Алёнушкой, как её сестру восемь лет тому назад.

Поскольку я верую в знаки, посылаемые свыше - разыскала вчерашнюю ученицу. Та красила забор. И я сидела рядом и болтала... Вайолет сказала, что у неё глаза были грустными из-за меня, и я утешилась:
- Это можно, - говорю. - Это нормально.
-Я вас так любила, - вспоминала та.
-Фразу "я Вас любил", "я Вас любила" я слышу этой весной так часто, что уже твёрдо уверовала в то, что я покойник, - говорю.

А я сама ужасно завидую покойникам... если им на том свете дают выспаться, а не идти к бабушке сегодня... я по-прежнему готова к ним присоединиться. Но нельзя. Ибо: "и княгиня, бросив ультиматум в каминное пламя, в срочном заседании объявляет перерыв в полчаса...".