April 12th, 2014

say in jest

"не бойся, я тебе новеньких нарожаю"

...это нечеловеческое стихотворение поддерживает меня на плаву из года в год, хотя нота спокойного безумия в нём, конечно, присутствует.
Утром всегда просыпаешься живым. и беззащитным. и маленьким, и страх садика, школы, института и Вечного Одиночества разрывает изнутри живот как проглоченная осколочная граната. через час это пройдёт, но, главное, продержаться и вспомнить, что ты всегда один, и в поле воин, и никуда не деться с этой битвы.
для этого есть бабушка. без пяти восемь она выкручивает радио на такую громкость, что мёртвые разбегаются врассыпную, а я встаю и начинаю день. После умывания, бабушка, гордо потягивая штаны, сообщает - а теперь я могу спать до десяти! - нет уж, - оживляю в себе рейховские замашки, - сиди теперь в кресле и кушай кашу.
Согласитесь, что обыкновенный фашизм иногда здорово выручает. особенно, если во сне ты был маленьким, добрым, и тебя носили на ручках. а просыпаешься - и вечная скарлетт о'хара, которая, молча бежит в холодном тумане по дороге домой.


Запись сделана с помощью m.livejournal.com.

drink-drank-drank

"и садись на набережную пить кофе и умирать"

Три старухи с вязаньем в глубоких креслах
толкуют в холле о муках крестных;
пансион "Аккадемиа" вместе со
всей Вселенной плывет к Рождеству под рокот
телевизора; сунув гроссбух под локоть,
клерк поворачивает колесо.
И восходит в свой номер на борт по трапу
постоялец, несущий в кармане граппу,
совершенный никто, человек в плаще,
потерявший память, отчизну, сына;
по горбу его плачет в лесах осина,
если кто-то плачет о нем вообще...

Иосиф Бродский





Collapse )
evening

"...and my life is sweet like vanilla is..."

...а звери заглядывают в окно
и смотрят меня, как такое кино.
какое кино? никакое кино.
какое-то киноговно...
(с)

Иду вчера во вторую смену, а ко мне подходят спиногрызы (я их выпустила четыре года тому назад):
-Мисс, это правда, что вы уходите?
-А ваше, простите, какое дело? - изумилась.
Захожу - подходят второй и шестой.
-Вот кто этот маленький подлец? - гадала-гадала, а потом оказалось, что, как обычно, взрослые, а не дети (пятый, как ни странно, не стал "сарафанить", но, возможно, потому что я сказала, что им языки топором порублю - видимо, это сыграло...).

Зато удобно! - теперь все себя хорошо ведут (наивные! - думают, что если моя жизнь станет сладкой как корица и ваниль, я останусь... милые они... и хорошие).