April 27th, 2014

say in jest

"а всё одно я в потолок лбом..."

Пошла я таки на звонаря... сегодня была только теория, поэтому говорить, что "всё хорошо" зарекусь.
Первым, кого обнаружила в церкви был Ефимий из 6-го класса. Тот удивился, но виду почти не подал. Но после, в церкви, меня увидел Кузя из 8-го; поймал меня на выходе и говорит: - Анна Андреевна, что вы удумали? Что вы делаете в русской церкви? Вы ж английский знаете, зачем вам на звонаря учиться?

Дома предложили отвечать таинственным шёпотом: - В Лондоне звонить собираюсь. В соборе Св. Павла.
Я хихикнула и подумала, что да, вариант. Главное, что все поверят - не вопрос даже...

Погода тем временем испортилась... утром было солнечно всё, свежо и радостно, несмотря на то, что бабушка высокохудожественно умудрилась написать посереди комнаты (как?! - загадка... лунатит она, что ли? может, это вообще вода? - спросонья не разобралась... но тогда зачем лить воду на пол?)... а потом всё дымом и гарью заволокло.

Убеждаю себя тем, что люди, мол, страдают от цветения, от морозов... а я - только от гари, т.к. ненавижу эту хмарь, жару и духоту... и запах, омерзительный запах, пропитывающий одежду и волосы.
Солнце умудряется показываться даже через эту толщу, и на закате даже сносно, но днём было так зловеще, что я запаниковала, вспомнив Москву 2010, где я застала самый эпицентр.

Бабушка же чудит, делая мою жизнь весёлой: допытывается, как нас с мамой различать? - мы же одинаковые!.. А утром сообщила, что ей снилось, что она пошла учиться в 1-ый класс, но ей не дали расписание, и она мечется по всей школе. И спустя восемьдесят лет нам будет сниться 1-ый класс, - кивнула я.
say in jest

"я сорвусь с цепи, спалю дом, и уйду не вдаль, а ввысь, влёт"

У Мурамур, помнится, был прекрасный рассказ в зелёненькой книжице, где ощущения утра - вот, мол, я просыпаюсь утром и знаю, что мне лет 10-12... и те же коленки, подтянутые к подбородку, и то же острое плечо, и что мне страшно, и я чувствую себя маленьким, не хочу вылезать из-под одеяла, жить эту самую жизнь не хочу, в которой в мастерской перемёрзли трубы, а ещё надо то-то и то-то... А потом всё-таки вылезаешь и... живёшь. И даже получается. И даже неплохо.

Вот и у меня каждое утро (особенно у бабушки) это - с самого детства: страшно, страшно, страшно... просыпаешься старым, почти тридцатилетним, думаешь: - Господи, опять в школу, и я не готова к контрольной по математике... потом трезвеешь, вспоминаешь, что уже не про контрольную даже... но потом опять, разумеется, становишься... нет, не большим, но маленьким и храбрым. Т.к. если не ты - то кто же?..
А потом тащишь какую-то старушку через дорогу, а она на тебя потом смотрит прозрачными, почти хрустальными глазами, и заявляет: - У тебя всё хорошо будет. Правда-правда. Вот, поверь мне.

И, конечно, будет. Несмотря на то, что моё привычный маршрут по Трилиссера уже обречён: эти дома уже сносят - это их последние дни жизни... на заборе уже план от застройщика, и то, как оно всё будет... многоэтажки и все дела, а меня всё меньше и меньше... при том, что меня и так осталось чудовищно мало, потому что я точно знаю, что когда это закончится - то и моя жизнь закончится. Впрочем, этого-то я уж точно не боюсь.


Collapse )