May 27th, 2014

say in jest

"айв гот водка ин май блад, соу ай данс виз брауна бэаз, энд май соул из тён эпат..."

"не хочу курить траву, не надо мне наркотиков, а хочу я за ухом гладить милых котегов" - единственное, что я люблю, наверное. У меня сгорела видеокарта, поэтому я пока без компьютера, а так - заваливала бы френдленту фотками котега Бени.

Сегодня я сдала экзамен на гида... что я могу сказать? Радости мне это не прибавит в жизни, но надо, Аня, надо...
С другой стороны, я слабо себе представляю, что именно могло бы принести мне радость... разве что быстрая и безолезненная кончина.
Экзамен был тухлый и вялый... я довольно часто говорила: - "Я НЕ ЗНАЮ", когда спрашивали какие-то богом забытые места на Байкале, о которых я впервые в жизни слышу; а по Иркутску я завалила лишь один вопрос - я не знала, что купчиха Медведникова не сама спонсировала свой сиропитательный дом, а завещала деньги сыновьям. Позор мне... а и ладно.

И всё это опять же неважно, а важно, что третьего мама ложится в больницу, и я буду жить с бабушкой.

Если я и сейчас мысленно посылаю всем, кто меня бесит, невидимые лучи смерти, то через недельку, думаю, буду просто бить арматурой всех, кто приближается.

Марья Ивановна не выдержала и сказала тут: - Аня, если ты что-то не можешь в этой жизни, то это не значит, что все вокруг г*вно.

-Именно все. И именно оно, и вся жизнь сплошное оно, - угрюмо ответила я, чтобы уже все от меня отстали, ибо "она знает, что возьмёт пять таблеток пенталгина и немедленно отравится, если захочет".

- И вообще - вот закончила бы ты вальдорфскую школу, а не доучивались в общеобразовательной - глядишь, была бы гармонии с собой, - продолжала нравоучать М.И.
-А мне кажется, что я такая прекрасная и сильная именно потому, что прошла школу выживания, - говорю, а сама пишу Лучшему Другу: - Ты согласна?
-Конечно. Ведь важно понимать, что потом всем будет на тебя плевать по большому счёту... а эти? - что они понимают?..
-Ни-че-го, - печально соглашаюсь.

Ии вообще - нигде, никто и ничего, - угрюмо продолжаю размышлять я, ибо у меня соул из тён эпат, и ой да лёли-ой-люли, и пошли все в ж*пу, - как я говорю... т.к. я простыла, устала, а в четверг везти ещё партию детей на экскурсию. Сегодня подходит Елеанора Никифоровна и говорит какую-то мелкую пакость, а у меня уже даже сил пожелать ей сдохнуть побыстрее не осталось - подумала: - Она и так уже старая, некрасивая, никому не нужная...
И оставила я её живой. После вышла на воздух, а там яблони... и подумала: - Пусть уж живёт, - так и быть.

Пора заводить тэг: "но была ли Маргарита Николаевна счастлива? Нет! Ни минуты!" - ибо никого не любила и не было у неё детей. Кроме котегов.
say in jest

"Я пишу в никуда, потому что никуда всегда отвечает, в отличие от всех остальных"

Лучшее средство от ненависти – закопать её поглубже. В земле сухая вражда пропитается многолетней прелью, размякнет, разъяснит себя, перестанет быть жёстким проволочным комком, в котором нет ни конца, ни начала.
<...>
Мёртвые не сразу погружаются во тьму, а какое-то время видят мир как будто через вуаль с мушками или прозрачный платок, потом – как через засиженное мухами стекло, а потом – тьма сгущается, обступает их со всех сторон и больше ничего не происходит, разве что кто-то, сжалившись, почитает им вслух.

Лена Элтанг
say in jest

(no subject)

Но хорошее тоже есть... у мамы тут вчера бабушка в три ночи рухнула, а мама не я - поднять её на руках не может (бабушка женщина... более крупная, чем я, а уж тем более, чем мама).

Мама понадрывалась, плюнула и позвонила в "скорую" - сочинять про давление.
-Чё, поднять не можете? - сообразила едкая старушка-диспечер.
-Именно.
-Я сейчас вам пошлю бригаду, но там только две женщины. Впрочем, втроём - поднимите.

Втроём - подняли.