July 31st, 2014

say in jest

(no subject)

Когда были у Ф. - разговор зашёл про ягоды. Доказывала всем яростно, что с любимого куста смородины когда-то собирали по восемь-десять вёдер чОрной смородины.
Мне не верили, я дулась, а спустя сутки сообразила, что не уточнила, что вёдра были из-под майонеза!.. Зато сама развеселилась.

Спрашиваю Ф.: - Как там А.? Пишет?
-Как твои B и С. Не напишешь - не получишь. В смысле, не ответят.
-А, ну это формат "если я не позвоню туда - мне никто не позвонит оттуда"
Замолчали, исполненные глубокого взаимпонимания в этом вопросе.
out of the sun

(no subject)

Бабушка перестала разговаривать - только шепчет что-то отдельное, и не скажу, что в глубине души я этому не рада (только бы о покойниках, которые мимо ходят, не слышать). Зато начала сворачиваться в мою любимую позу зародыша - и хрен разогнёшь её, чтобы вымыть, накормить, переодеть. Даже, если подхватить под коленями одной рукой, другой - за шею. Только выпрямишь её, невзирая на стоны, она - хоп! - и сворачивается обратно.
С одной стороны я её понимаю - сама только так лежу, с другой - она иногда забивается под настенный ковёр - это уже перебор, я считаю.

Подумала тут, что я фактически ничего не знаю о жизни (я не имею в виду о покупках в супермаркете и ценах на серёжки-браслетки), но зато что-то знаю о старости. И столько лет этому было посвящено... больше - разве что декадентам в институте; детям в определённом возрасте на работе... И в магазине каждый раз порываюсь купить ЗОЖ (я и сама его не дура почитать была все эти годы - там будут разные советы о том, как облегчить муки по-поводу отекающих ног и т.д.), а потом вспоминаю "уже не надо".

Мне иногда кажется, что в моей жизни было так много заготовленной старости, выданной авансом, что Бог будет милостив (ха!), и я умру молодой. Это моя драгоценная и главная мечта.