August 10th, 2014

say in jest

(no subject)


Когда мои первые (самый мой первый класс) дети перешли в средние классы, столкнулась с тем, к чему была изначально подготовлена: - с тем, что как только они вырастают, то меняются настолько, что многие демонстративно не узнают на улице. Зато неожиданно и радостно подбегают те, от кого бы и не ожидала. Когда они перешли в старшие классы (сейчас они в девятом), то стали как-то помягче - во всяком случае, все здороваются.
Со старшими я к этому была готова тоже; поэтому... удивлялась, скорее, когда какие-то инопланетные девицы меня на улице всё же узнают. Зато те, кто проявлял симпатию, отфрендят в соц.сети, как только подрастут.
А тут было забавно - сидела в торговом центре, уставившись в телефон, где что-то читала, а мимо прошли Иван да Марья. Тот радостно подбежал (бородатый двухметровый дядя): - Анна Андреевна, здравствуйте!..
Успела поднять лицо и разулыбаться, краем глаза отмечая Машу, которая пыталась прокрасться дальше, но, застанная врасплох, застыла с растерянной полуулыбкой.
О, как мне хорошо знакома эта её прекрасная полуулыбка...

Морально я готова к тому, что когда Пончик перейдёт в средние классы - она перестанет узнавать меня на улицах (то же было с её сестрой), но у меня теплится надежда, что к 9-ому классу, она, подобно, старшей сестре, будет робко и неуверенно улыбаться, а потом уже и вполне уверенно здороваться.

Учителя часто говорят о том, что они из любят, гордятся и хотят, чтобы все дети были похожи на этих (любой класс); а я, будучи выпускницей когда-то, стояла и думала, что не хотела, чтобы мои родные дети были такими - пусть уж совсем никаких тогда не будет...

А потом в "Школе злословия" с Маканиным услышала диалог:
-Как надежда учителя, что ребёнок выровняется, перерастёт, изменится...
Толстая: - Хотя сразу понятно, что это сволочь, гадина и неискоренимое зло.
И с грустью подумала, что мне никогда не хватало этих иллюзией моих коллег... потому что я слабо верю в преображение. Ну, может, одно на тридцать человек...
say in jest

"я стояла и смотрела, как одна сосна горела..."

«Fille En Aiguilles» - один из любимых для меня у Сержа Лютена - теперь нет необходимости ходить и вдыхать в парфюмерный. Он у нас дома. Ну, за исключением попа, заявленного в составе духов.
Это я такой отзыв на "фрагрантике" прочла:
-"В сосновом лесу поп пьет байкал,или колу. очень красиво"

Папа занялся кухонным окном, и на всём лежит тонкий слой опилок, пахнет сосновыми гробами соснами - благодать! Из четырёх рам пока сняты лишь две. И надо долго водить по ним шлифовальной машинкой, а сперва - снимать краску горячим феном и шпателем. Мне достаётся машинка и наждачная бумага. И покрывать тикурилой потом.
Мы с мамой непримиримые противницы пластиковых окон, поэтому... папе приходится возиться с окнами, которые не красили лет двадцать.
Но сердце радуется, когда под слоями и коростами старой краски оказывается вполне живое дерево с застывшей смолой. А потом рама делается лёгкой-лёгкой... как будто сбросившей груз лет (и, соответственно, "змеиной кожи").
Из нехитрых моих сельских развлечений - ездили в строймаркет (полгода назад такой же пост был... и каждые полгода они), где я, как и двадцать лет назад, пялюсь сперва на ассортимент, после - на людей. В детстве представляла, как бы обставила и отстроила свой дом, а с годами безразличнее стала к этой теме, но зато стала играть в другое - представлять себя на месте этих людей, которые ходят с деловым видом от стенда к стенду, прицениваясь к краскам, щупая обои и т.д. Увидела там одну женщину, бывшую на похоронах, которые произвели на меня столь сильное благоприятное впечатление, что у нас в меню одни блины да кисели. Отращиваю себе декаданс помощнее.

Кот в полном восторге от происходящего. Соска, погремушка и мячики позабыты. Зато выдирает зубами гвозди из штапиков. Безуспешно, впрочем. И тычет лапой в шурупы и отвёртку. До тех пор ровно, пока не включается какой-нибудь аппарат - их он боится. Вздыхает и убегает спать под одеяло. В данный момент, впрочем, лежит справа от моей руки и двумя лапами одновременно моет голову, и вид у него презабавный.
say in jest

"уйди из-под этой крыши..."

Уйди из-под этой крыши.
Ты вырос выше,
Ты вырос слишком,
Уйди же, слышишь!

А дом твой отходит к брату.
Ты в нём ничего не трогай,
А иди своею дорогой
И забудь дорогу обратно.

Вероника Долина

Про церкви и ладаны, - раз уж начала.
Мне тут мальчик-звонарь всё названивал (не в колокол), а я делала вид, что недоступна (впрочем, почему вид?), а в итоге дал мой номер пареньку местного прихода, который... ну, в общем, как герой рассказа "Цветы для Элжернона". Когда мне приходилось работать с такими детьми в школе, то я могла прикрыться незнанием основ лечебной педагогики, маскируя тем самым... отсутствие человеческого фактора. Проще - доброты и терпения. Здесь же - как-то даже могу говорить, хотя мысленно всегда нервничаю, потому что знаю о том, что такие люди очень реагируют именно на моё внутренне состояние - т.е. если среди обычных людей мне удаётся как-то скрывать свою истеричность (часто безуспешно, впрочем), то здесь я знаю, что манерам или маской сдержанности себя не прикроешь.
Хотя какая-то моя часть понимает и чувствует всё это изнутри; хоть я и не обладаю эмпатией, будучи зацикленной лишь на собственных переживаниях, но тут... опять же - именно мои переживания на тему моей "ущербности", когда какие-то поступки совершенно не понятны окружающим, а мне так всё прозрачно ясно.

У Вероники Долины есть единственная песенка, которая как будто пришла для меня из мира Екатерины Ачиловой, где таких вот "больных и убогих"- как говорит одна знакомая, (впрочем, не одна) про всё моё окружение - много, и мне среди них... хорошо. Ну, или часто, будучи униженной, ударенной, обманутой, растоптанной, непонятой (список можно продолжать долго) - понимаю, что это именно то, когда "а дом твой отходит брату, ты в нём ничего не трогай...", "а землю твою разделим!", "а невесту твою другому - да он и покрепче будет; она, как уйдёт из дому, поплачет и всё забудет".

И всегда видишь эту одинокую фигурку с узелком, на кромке поля, а братья его выгоняют:
-"Да что ж ты стоишь, постылый, уйди, помилуй!.. У ей ведь уже колечко, иль хочешь держать им свечку?"
И почему-то всегда чувство из детства, как когда не брали играть где-то во дворе, в детском саду, в школе, а ты стоишь, отвергнутый, с глазами, полными непролитых слёз, засунув стиснутые кулачки в карманы; круто поворачиваясь, прежде чем брызнет из глаз, уходя прочь быстрым шагом, по возможности держа осанку.
Впрочем, когда сам находишься среди прогоняющих... удивительно, но ни малейших угрызений совести не ощущаешь, а лишь уверенную спокойную правоту. Ибо находилась я по обе стороны в разные времена.
А, может, так и нужно. И это какой-то непостижимый закон жизни... Жизни, которую многие постигают, а я - нет; хотя иногда эти обиды и оборачивается искажёнными формами. Но не у юродивых, у которых нет зла, а только у тех, у кого ум есть.

Сегодня с мамой об этом говорила, что... это мы с ней вспоминаем:
-Тут ещё сорок лет назад была песочница, где я в детстве потеряла кошелёк - его девочка-соседка украла, а мне неловко было сказать...
-А тут я двадцать пять лет тому назад возила уточку на палочке по берегу... А другие, мама, не вспоминают. Потому что "наш паровоз, вперёд лети!" - потому что надо брать кредит, платить ипотеку, идти в салон - делать стрижку, надо сегодня забежать в супермаркет, а завтра съездить туда-то и туда-то, а ещё в планах покупка машины, выращенные дети, пристроенные внуки, расписание поликлиники, семена в пакетике, китайские шлёпанцы, валокордин в сумочке, сползающие очки, ритуальные услуги, - т.е. всегда только вперёд. У нас с тобой - всегда назад. И только в одной книге я прочла про то, что героиня подкручивала и подкручивала пружину старых часов, "зная, что когда-нибудь время выстрелит в неё всей силой сорванной пружины"... Пожалуй, ещё в фильме/книге "Часы" женщины разных эпох об этом знают, потому что жизнь идёт по кругу. В лучшем случае - по восходящей спирале (иногда - по нисходящей). Спирали ёлочного серебра и серпантина. У кого-то - золотого... Никаких паровозов, никаких планов; ленивая неспешность золотистого дня, - Уилксы и Гамильтоны бы меня тоже поняли...

angel

(no subject)




"Большую часть своей сознательной жизни я осторожно скользила над подземными водами скуки и отчаяния, от которых меня отделял лишь тонкий слой воображения..."

"Она была похожа на женщину, которая, чудом уцелев во время бомбёжки, красит губы и, надев туфли на каблуках, отправляется прогуляться среди развалин".

"Жить трудно. Трудно ходить среди людей, то и дело одеваться по-новому, вместо того чтобы просто свалиться и лежать".

Майкл Каннингем

kinopoisk.ru-The-Hours-1741131.jpg

Collapse )