September 3rd, 2014

say in jest

(no subject)

У Гунвальда есть хлев и овцы, как и у Тониного семейства, только с его овцами непрерывно случаются неприятности. То они сбегают, то мрут, то объедают тюльпаны Салли. Счастье, что у Гунвальда при этом есть еще столярная мастерская. Благодаря ей он может насладиться старостью и попридержать пенсию. Гунвальду семьдесят четыре года, и он лучший Тонин друг.
— Неслабо, однако, — говорит Тоня в мрачные минуты, — закадычный друг у меня — упрямый старый пень. Всё же выбор в Глиммердале прискорбно мал.

(Мария Парр)


Хожу на стажировку в садик. Что я могу сказать? - воспитательница мне попалась возраста моих собственных (не самых старших) детей, но это бы полбеды...
-Почему ты такая взрослая? - строго спросила она. - Надо кричать и корчить рожи - тогда дети будут думать, что ты их друг.

У неё такой пронзительный громкий голос, она всё время кричит задорно и весело, и я вспоминаю себя в четыре года: ничего не изменилось. Ни-че-го. Я по-прежнему исповедовала бы только две поведенческие модели - либо орать как резаная, заткнув уши и катаясь по полу; либо - сидеть в углу, уставившись в одну точку - авось забудут обо мне.

Поэтому меня по-прежнему изумляют нормальные дети, которые тут же пытаются со мной общаться (на английском), суют игрушки и... в общем-то спокойны. Видимо, их не мучает несовершерство мира. Или они, в отличае от меня, не страдают тотальным недоверием к окружающей действительности.
Но вспоминаю, что в лучшие дни, когда я честно вела себя так, как того требовалось, учительница хореографии показала на меня пальцем и сказала товаркам: - А эта вообще чёртова истеричка.
-Желаю тебе умереть от рака желудка с ме-та-ста-за-ми, вот, - подумала я, доброжелательно глядя на неё из песочницы, где орудовала пластиковой лопаткой.
say in jest

про крылышки

Сегодня в садике наблюдала за чудесной девочкой, которая пришла летом и, соответственно, по-английски не говорит. Понимает, но отвечает всё по-русски. И весь английский у неё на уровне "да-нет".
-Чё такое вингз, а? - спрашивает она посередине сказки.
Остальные шикают: - Крылья... отстань, не мешай!
-Не-е-ет... винкс - это феечки. Вы сами этого, видимо, тут не знаете.
Сдавленно хихикаю, т.к. в сообразительности четырёхлетнему ребёнку не откажешь.

Остальные говорят хорошо, и мне грустно, что у меня в садике такой уровень только у выпускников бывает, т.к. занятия раз в неделю.

При том, разумеется, я, возможно, выбрала бы англоязычный садик, ибо уверена, что английский должен идти с рождения. В идеале - ещё какой-то, но это уже "дополнительное", а не основное.

Сегодня воспитательница была спокойная, тихая и... мисс Энни тоже тихая, спокойная - тоже поделки делала и была милой.
say in jest

Наполи

Ради разнообразия проснулась сегодня раз не от бабушкиного крика, а от собственного. Снился кошмар, а я всё жду, наивная, когда приснится Неаполь. Но нет... Венеция снится, а Неаполь - никогда. Хотя он прекрасен тем, что похож на сбывшийся кошмар - такое спокойствие: всё плохое восстаёт перед глазами и... уж точно нечего больше бояться. Ощущения законного пребывания в ярком аду показались мне успокаивающими. Жалею, что у меня очень мало фотографий (потому что в основном ходишь и держишь руку в кармане пальто, сжиая фотоаппарат, но, кстати, почти никто эту руку у тебя из кармана не тянет (в отлич. от Рима). Ну и... не всегда там ситуация позволяет глазеть и снимать. Иногда нужно резво откуда-нибудь удирать. И в сети фотографий негламурных мест (это дворец, площадь, набережная, крепость) тоже негусто... Но разве это не прекраснейшее место в Европе? - нет, я знаю, что есть ещё Ближний Восток, но тут всего-то нужно сесть на какую-нибудь стрелу и через пару часов можно оказаться внутри собственных страстей:

13094115568576.jpeg

Collapse )