September 18th, 2014

out of the sun

(no subject)

У нас тут закрывается любимая благотворительная лавка, где мы с мамой себе одежду покупали. И многое... как-то я привыкла, что я там каждый год покупаю джинсы за сто рублей (там всё по сто рублей, но что-то бесплатно отдают); и сама туда всё ненужное таскаю...
В общем, говорю - неудачный год. Пошли туда в последний раз... мама раскопала мне там чёрное французское платье с тускло-красным поясом в стиле леди Мэри, а ещё - новый летний жакет. Ещё нашли оранжевую лисичку-сумочку, которая надевается на руку - перчаточная кукла... улыбнулись, когда увидели метку "Аэрофлот".
И спасли оттуда статуэтку Девы Марии. Странно было найти её в Иркутске, близ пл. Декабристов... ну, потому что ясно, что в Италии все пыльные лавки забиты гипсовыми, костяными или фарфоровыми девами мариями. Чаще - микеланджеловскими (с мёртвым Иисусом на руках). А тут... такая датско-немецкая Герда с розами и... трогательно отбитым запястьем. Отмыла её и прибавила к своему склепику из ангелочков и свечек.
Под катом будет домашнее, нестрашное, необязательное и уютное:
SG100558.JPG

Collapse )
out of the sun

(no subject)

Малолетний Принц Джорджик (я не помню, как я его называла раньше, поэтому пусть называется как есть: это тот, который с белоснежными кудряшками - куда там наследнику!) сегодня воскликнул: - Не могу в это поверить! - она сделала нам пикник!..
Сказано это было так, что будь Джорджику не три-четыре года, а десять-двенадцать, то я бы фыркнула: - Можно подумать, что я вас до этого полтора года держала исключительно на хлебе, воде и прописях.
Остальные почему-то тоже впали в какой-то благоговейный восторг, хотя я искренне недоумевала: - why?
Правда, потом вспомнила, что раньше просто физически невозможно было проводить уроки в полном блеске (т.к. их было много), а тут я снабдила каждого свечкой, палочкой и зефирками, чтобы урок прошёл в тишине и покое. Еда из корзины была сплошь игрушечная, но зато праздничная.
Дома я благодушно постирала плед, залитый парафином, вспоминая, что и прежде залитые им скатерти не вызывали у меня ни слова возражения. Как и Саша Сонли, я бы снабдила ребёнка (пошли мне Господь ребёнка на "передержку") лопаткой и ведёрком, чтобы тот выкопал мамины драцены в оранжерее, а бы ни слова не возразила. Уж такую-то малость мы можем для кого-то сделать.

Леди Ровена долго возилась с застёжками сандаликов, пока я прибирала последствия "пикника" и размышляла вслух:
-Неужели же вы все эти стихи и песни сочинили?
отвечаю ей по-английски: - Нет, разумеется. Это всё британское.
-Какая вы счастливая, что всегда живёте в Англии...
-Да, в каком-то смысле, я всю жизнь там живу, - миролюбиво говорю по-английски, пользуясь случаем, что леди Ровена понимает суть, но не дословный перевод. - Вот спишут родственники в дом для престарелых - буду всем там рассказывать, что я всю жизнь прожила в Англии, палец о палец не ударила, сидя в родовом поместье. Даже полы ни разу в жизни не мыла...
-Или вы всё-таки оттуда к нам сюда ездите? - продолжала гадать шестилетняя Ровена.
Мисс Энни же гнула своё: - Вот кто-то будет врать, что он бывший дворянин, кто-то будет говорить, что служил в развездке, кто-то - был в космосе, а я буду говорить почти чистую правду... но никто не будет мне верить!..
-Хорошо, что вы с нами тоже живёте. Оп! - застегнула сандаль. - Пошла я...
-Хэв э найс дэй, - я подвела итог of this pretty conversation.