November 25th, 2014

say in jest

Американская история ужасов2

Этот сезон понравился мне меньше - т.к. он ещё грустнее. Хотя раз я всё-таки смеялась, когда Лана Банана попала в дом к маньяку, где всюду пилы, топоры, ножовки, скальпели...
-Мебель делаете? - так мило и с кривой улыбкой спрашивает она.
Ну и... тут же проваливается в подвал.

Идея сериала меня, конечно, ободряет - все получают по заслугам. И не могу сказать, что кого-то жаль или ещё что-то такое. Ибо:
-Проблемы с доверием? - насмешливо спрашивает Грейс у неглупой Ланы.
Ну и... каких-то десять серий, и её любовно порубала топором первая жена её мужа.
-Ха-ха, - довольно сказала я.

Отсуствие красоты во втором - меня огорчило... думаю, что наверстаю третьим сезоном.

7Qjx37esN5Y.jpg
angel

(no subject)

Маргарет на пятом уроке в половине восьмого вечера запечатлела на моей щеке нежный поцелуй, и я вяло подумала:
-Адвент скоро...
-Каждый год в начале Адвента какой-то пухлощёкий ангел это делает неизменно - как и в бытность мою молоденькой наивной дурой, любившей детей, зиму и книги.

С тех пор многое изменилось. Остались только дети - и то слава Богу и давай сюда.

Зима же отвратительна, а сегодня я перодолевала метель четырежды, глядя, как ветер проносится мимо как стаи безумных белых духов, вырывающихся из проездов меж домами, закручивающихся возле водостоков, чертящих странные белые линии на чёрном асфальте - ветви деревьев, следы полозьев, сплетения вен и сухожилий, языки пламени и прочую иероглифическую муть, которую я способна расшифровать, но слабо способна оценить в такой ветер.

Вчера я перепутала расписание и опоздала на работу. Сделали замечание, что "много гуляю". Постановили приходить за двадцать минут до начала любого занятия. На что я грохнула в сердцах корзиной об стол и сказала, что как-то слишком хорошо жила прежде, привыкнув к тому, что у меня есть собственная жизнь, а не одна работа, как у вас, здесь.

В итоге, сижу теперь, как пришитая, на табуретке, все свои окна длинной в час, час сорок, с книжкой в душной крошечной комнатке, слабо понимая, что я читаю, но чувствуя, как голова наливается пульсирующей болью и глухим раздражением.

И досадую, что я уже совершенно не представляю, как мне бегать в садик. И как там подготовиться к Рождеству?..
- т.к. это моя единственная возможность Рождества как такового - без русских утренников и атрибутов, а самого настоящего, родного, прянично-немецкого, с английским гимном и чаепитием.
Короче, печально мне. И пусто. И холодно. И темно (как буквально, так и метафорически).