December 7th, 2014

out of the sun

"вот вам весёлый декабрь из огоньков витрин, из городов и камня, из гололёда шин..."

Лучший Друг теперь водит машину. Поэтому в N-ск, искать голубей мы поехали на микроавтобусе её папы.
-Это у тебя специально такая машина, чтобы тебя все боялись?
-Да, меня все боятся на дороге.
-И я даже знаю, кем я себя сейчас чувствую.
-?
-Мы как два грабителя из фильма "Один дома".

Мы-то доехали хорошо и спокойно, ибо Галя - само спокойствие, а ещё её автобусик быстрее 90 км в час в принципе не едет, поэтому... но впереди нас перевернулся рейсовый автобус, и спасатели доставали пассажира из легковой машины. Мы видели лишь немного окровавленного пассажира автобуса, перебинтованного, горы битого стекла, разбросанные детали этого всего, но... как-то странно при мысли о том, что мы могли бы ехать этим самым автобусом. Или быть среди всего этого великолепия, если бы выехали минут на двадцать раньше.

После мы ходили в книжный, где я покупала недостающее "Вафельное сердце" для подарка, и где рассеянно отшила продавца, который жаждал общения на тему Макса Фрая; но я последние месяцы в отрешённом состоянии пребываю - меня бы и разговор о литературе эпохи романтизма не оживил, думаю.
-Поехали искать голубей, - говорю.
-А как туда ехать?
-Ну, мы поедем по Коминтерна до кинотеатра Родина, как только я его увижу - закричу.

После мы фотографировали голубей, который на фото всегда производят более мощное впечатление (они слишком фотогеничны!), гуляли среди сосен, а после я увидела какой-то более крупный лесной массив и загорелась: - Это наверняка парк!.. Пойдём туда!..
Мы обошли много строений и гаражей, чтобы в итоге оказаться на кладбище.
-Галя, это ведь просто кладбище! - воскликнула я.
-Ну, пошли, - вздохнула Галя, которая знает, что свинья, то есть аня, везде грязь найдёт.
Хотя на клабище было нехожено и чисто. Крупная пушистая белка, завидев нас, сорвалась с памятника и взлетела на сосну, прижимая шишку к сердцу.
Стали двигаться вдоль стены, чтобы найти выход. На воротах была чудесная надпись: "ключ от кладбища..." и телефон. Для тех, кого заперли снаружи, видимо.
Захоронения все начала 60-ых, поэтому всюду покой и мир. И сосны...

Приехали в Иркутск по темноте, но в субботу всюду пусто и хорошо.
-Давай вылезем на набережной и погуляем, - говорит Галя.
-Мы дойдём до воды, я полежу на ненадёжном льду, погляжу на звёздочки, а потом пойдём в приличное место пить кофий, - я резво откорректировала план.
В двухэтажной "Студии кофе" на Ст. Разина не было никого, кроме гукающего ребёнка на первом этаже, и мы ели какой-то пафосно-замороженный и невкусный дессерт, но не уже кажется, что в этом году я готова платить деньги за покой и уединение. А также - за возможность не смотреть каждую минуту на часы, лихорадочно соображая, что мне через две минуты надо идти на урок...

Словом, под катом будет много закатной ангарской лирики и покоя. Хороших выходных и... будьте осторожны на дорогах, разумеется.
Вот вам витаминный чай из фитобара на Ленина:
tcog_meAROs.jpg
Collapse )
teddy

"Снег идёт... как красиво..." - ну, не суки ли?! (из к/ф "О чём говорят мужчины")

-Ну, что, Анечка, как прошёл танцевальный вечер? - почему ты нас не пригласила? - спросили на работе, ибо к ребёнку нужно проявлять интерес... Иначе - захиреет вконец.
-А я там три минуты танцевала, - объяснила я.
И не объяснила, что наблюдение других видов танцевального искусства погрузило меня в печаль и скуку. Хорошо, что рядом стоял десятиклассник Васенька и полностью разделял моё негодование на тему цыганщины, танцев живота (это самое ужасающее, кмк), стрип-пластики и т.д.
В итоге я даже достала телефон, ибо пришла пора написать байкеру сообщение в духе "снег идёт... как красиво".
Спросила: - Привет, байкер... слушай, а всем стриптизёршам так немало лет?
-Контингент возрастной разный, - отозвался байкер, подумав.
-Вообще-то это всё довольно грустно, - написала я и убрала телефон.

-Какая-то ты скучная после своего вечера, - судя по голосу, - осторожно отозвалась Лучший Друг, получив мою смс, в которой я выржала желание ехать куда-угодно.
-Какая-то усталая и во всём разочарованная, - разоткровенничалась я.
-Я могу за тобой заехать (как звучит-то!).
-Моги.

Кристаллы снега, похожи на сверкающую рыбью чешую, восемь уроков (с садиком), моё опоздание (не опоздание, но факт, что я ворвалась опять в 16:00, и коллеги недружелюбно спросили: "Вы точно идёте на урок, Анна Андреевна?" - "нет, я так просто прибежала, надрывая сердце непонятно зачем..." - хотелось съязвить); многовековая усталасть и бутылка пива, которой я всё это запила - сделали своё дело. В Ангарске я была вполне умиротворена и довольна жизнью. Почти как Ахматова - нам в универе рассказывали что-то такое на литературе, что в её системе координат надо быть не в плоскости, не в каких-то банальных точках А и Б, а над плоскостью. И достигается это тренировкам на протяжении всей жизни, а также мощным желанием в этом "над" постоянно пребывать.