December 8th, 2014

teddy

(no subject)

Пусть сегодня Васенька называется Тедди. Делаем с ним какой-то... то ли крест, то ли закрест... что-то, что у меня не получается, как всегда. Подходит Юстас Педлер, берёт Тедди в пару и говорит: - Сейчас я за девочку...
Отклячивает заднюю часть и радостно чертит ногами крестики.
-Какой-то бегемот в пачке, - расстраиваюсь.
-Я без пачки, - невозмутимо сообщает Юстас Педлер.
я, краснея: - Да не вы... я бегемот в пачке.
Тедди: -Да расслабься, Юстас всегда бегемот в пачке.
Педлер: - Без пачки.
Тедди: - Надо же... думал, что он рассердится... Ладно, давай ножницы в воздухе делать. Только на шею не дави.
-А куда давить?
-На руку. Так, как в детстве - когда ты, например, на подоконник запрыгивала.
я, внимательно глядя на Тедди: - Т.е. ты хочешь сказать, что я сейчас на подоконник никогда не запрыгиваю? И вообще никуда не подтягиваюсь?
-А, ну ладно! Тогда у тебя легко должно получится - раз ты умеешь.

Что и говорить, что с пятой попытки получилось правильно взлететь и поперебирать в воздухе ногами... хотя... наверное, с пятой - это неплохо. Жаль только, что всё это можно только вдвоём, а одному - даже показать никому нельзя. Вот это - великая моя печаль порой.
Правда, я убедилась в том, что как бы я не уважала и не любила фламенко со стороны, но понимаю, что не стала бы его танцевать - т.к. уже не хочу солировать и не хочу быть одна. Даже в танце. Тем более в танце.
say in jest

"Только зима да метелица белая, может быть, снова напомнит о них..."

В декабре, несмотря на жизнь внешнюю, живу всегда с "Белой гвардией" в уме; и неважно, что с годами я уже переросла большинство героев этого романа, я пока так и не свыкалась со старым советским фильмом сердцем, хотя мозгами отлично понимаю эту сцену:
"в час, когда в окнах не видно не зги... белой акации гроздья душистые ты мне хоть вспомнить на миг помоги..."

Звонила Т.В., и опять непоэмание... ей, как и всем взрослым и мудрым женщинам моей жизни, кажется, что "это всё ерунда, всё проходяще" - все несложившиеся отношения, дружбы, любови, болезни и смерти. Мне - не кажется. Ибо жизнь-то одна. И моя.
Но понимаю, что эта "зацикленность на своей жизни" и есть признак молодости времён Елены Турбиной, Николки и Алексея. И, несмотря на изменившуюся цифру в личном календаре, я пока не вышла из того временного пространства и... слава Богу, наверное.