January 6th, 2015

teddy

"чтоб злой и добрый успокоились оба..."

...чтоб им обоим к мясу хватало соли.
чтобы здоровы были те, кто здоров и чтобы
выздоровели те, кто сегодня болен.
чтобы горела свечка и было пламя
оранжевым, как новогодние мандарины.
чтобы получше уметь говорить словами
и поменьше плакать над тем, что говорим мы.
чтобы болели руки от напряженья,
но не болело сердце от напряжения.
чтоб хорошо отпраздновать день рожденья
этого года - и прочие дни рождения...

Виктория Райхер



okino.ua-downton-abbey-623698-a.jpg


Ежегодные традиции: побывала в Засолье Убийском и забыла там трусы. В этом году "хэллоу, китти", а не с пироженками или цветочками, как в прежние годы. Всё остальное было неизменно и спокойно. И слава Богу, я считаю.
Перемены - зло. Поэтому кошки и варенье. Варенье и кошки. И вязанье, разумеется.

Новый год - время всеобщей любви и ностальгии. Петя Второй написал о том, что видел северного оленя. От Форрест Гампа я сама избавилась, т.к. я не святая, в конце-концов, а его преследования даже такую крепкую натуру, как я, сведут с ума; после я поздравила Петю Пятого с Новым годом, тот радостно пожелал мне оставаться самой необыкновенной девушкой (главное, чтобы подальше от него - думаю, подтекст был таким); но я мило покивала и промолчала; а Пете Второму даже что-то ответила.
Петя Первый возник откуда-то из астрала и обозвал меня дурочкой, и я почему-то умилилась, т.к. мне почудились в этом Гумилёвские интонации: "Аня... зачем ты..." - дальше нужное подставить (мне всегда кажется, что Николай Степанович только и делал, что пилил Анну Андреевну, хотя сам был отнюдь не ангелом).
Не спрашивайте - за что? - этот человек любит сообщать о своём умственном превосходстве, в котором я и не сомневаюсь: он из тех, кто родную бабушку в напёрстки проиграет. А я глупа, наивна, добра и непрактична.

С другой стороны не настолько глупа, чтобы не предвидеть, что скоро череда зимних праздников будет позади, но заключительным аккордом будет 8-ое января, когда я буду кормить коллег тортом, поливая его сдержанными слезами, а тем временем и остальные Пети что-нибудь напишут. Даже не сомневаюсь.
Из сельской хроники: мы, вроде, помирились с Марьей Ивановной со старой работы. Т.к. она на меня обиделась недавно, а мне это сейчас вообще не в строку.

А теперь о прекрасном: Рождественский спешл от "Аббатства Даунтон" сделал меня совершенно счастливой - я чуть не плакала от радости за мистера Карсона и миссис Хьюз (боже, двенадцать лет! двенадцать лет, и он сделал ей предложение!..). Пела со всеми рождественские гимны вокруг ёлки; леди Мэри прелестно пела "холи найт"; тема русского любовника бабушки-графини, кажется, исчерпана; у Эдит прелестное платье; у Анны с Бейтсом хоть какой-то там просвет и короткий момент счастья; Том больше не с отвратительной Бантинг; а подвыпивший лорд Грэнтэм вызывал у меня щемящую боль и нежность в сердце - я его обожаю. Просто обожаю.
Collapse )