January 15th, 2015

out of the sun

(no subject)

Филибер по весне нашёл мне подработку, осенью пытался наладить мой контакт с приснопамятным Петей пятым (в том смысле, что пятая неудачная попытка моей жизни); недавно спросил строго:
-А ты готова к новым отношеньям?
-Уйди, нет, - мрачно ответила я.
Филибер долго меня пилил, а я сформулировала всё очень просто. Выписала все эпитеты от поклонников года 2014 и приложила рядом бумажку со словами Константина:
-Ты самая красивая на свете для меня!... (Константину четыре года, разумеется)

А теперь как выглядят эпитеты от "поклонников":
-У тебя такая внешность...
-Ну, ты, конечно, не красавица, но...
-У тя, наверное, отбоя от парней нет.
-У тебя волосы прикольные.
-Ты так ничего себе...
(нет, я понимаю, что все они объективны, но... оживление внёс двадцатилетний паренёк (моя беда, что поклонники обычно либо на десять лет старше, либо на десять лет моложе - демографическая дыра разъяла мне сердце), который говорил "красавица необычайная", но он, как и Константин, ещё дитя)

Согласитесь... какие могут быть отношения, если молодые люди даже соврать талантливо не могут?.. Впрочем, беда ещё и в том, что Константин говорит от чистого сердца, а комментарии про "внешность" имеют унылую цель - поставить галочку "я ухаживаю" - типа лайк фконтакте.
Нет уж. В 2015-ом году я собираюсь отдыхать от этого унылого болота.
teddy

губернские новости

У половины учащихся обнаружены вши,
А у другой половины ни совести, ни стыда,
Что вообще-то странно.
Откуда берется совесть?
Наверное, в детстве её прививает мама.
Она говорит: какая печальная повесть
Про двух влюбленных. И плачет взахлеб сама,
Беда. Устала.
А сын глядит на картинку в книжке,
Где юная девушка умирает (о чем и плач),
И понимает - зря он признался Мишке,
Что любит Катю. Мишка такой трепач,
А в классе ветер. Директор толкает речь.
Старый директор умел говорить короче.
Есть зато плечи среди одинаковых плеч
На которые смотришь, и мир улетает прочь
До глубокой ночи.
<...>
Виктория Райхер

В день рождения я загадала, что если объявится папа Амвросия - у меня будет много красивых поклонников. Если мать - подруг. Пришла тётя с молитвенником.

Сегодня показали папу. Он сидел на лавочке и читал книгу... да, я согласна, что моя жизнь пестрит повторами.
- Я та ещё королева флешбэков! - говорит Вэндиваря, и я вооружилась этим выражением на всю оставшуюся жизнь.

Моё сердце мгновенно исполнилось любви к ближним. Но... Амвросий разлёгся посереди кабинета и... не желал танцевать танец маленьких утят (хоуки-поуки) с нами. В этот момент зашёл папа. Не знаю, как вы, читатели, но мне трудно танцевать танец маленьких утят перед мужчиной, который прекрасен как Петя пятый. Нет, когда он стоит за стеклянной дверью - плевать (я-то его не вижу - отсвечивает). Поэтому я мгновенно сделала рокировку, схватив на руки Хасюмясика. Танцевать с Хасюмясиком на руках можно не так интенсивно и уж тем более не так... эм... весело, изображать уточку, которая переваливается.
-Хэллоу, ты сё делаес и куда меня потасил? - запищал Хасюмясик.
-Просто танцуй уже и делай ручками уточек,- прошипела я, лучезарно улыбаясь одними губами.
Словом, надеюсь, что с румяным и прелестным малышом на руках я смотрелась не так бриджитджонсовски.

У Сары-Джейн обнаружили вшу, которая ловко прыгнула на неё в кинотеатре. Мать перепугалась, схватила ножницы и отхватила ей кусок чёлки. Ребёнка продезинфицировали и сообщили в школу. Все вяло отмахнулись, а Сара-Джейн теперь
мрачно пытается маскировать неровную чёлку серебристой шляпкой на обруче.

-Тебе, Маргарет рисовать гуз мистера? или миссис?
-Миссис. И на шляпку - вуалетку.
-А у тебя она есть?
-Была на Новый год, но после карнавала мы её потеряли в толпе - прохожие затоптали в снег.
Андрей: - А мне - миссис! У меня такая мадама будет!..

Видите, до каких высот мы дошли с четырёхлетками? - нас вполне можно выдать за аристократов из уездного города.

Когда иду по Карла Маркса, зажав в руке стаканчик с кофе и смотрю на далёкий самолёт в синеве неба, то думаю о том, что там, в самолёте, сидит девочка и тоже смотрит на залитые утренним золотом дома этой улицы. Так, как я смотрю на них, если мы прилетаем в Иркутск по утрам и заходим на посадку через центр... с бесконечной нежностью и любовью. И Карла Маркса, несмотря на дореволюционную свою застройку, всё равно видна даже с высоты - такие высокие и красивые дома, припорошенные снегом, инеем, вспыхивающим на солнце...