January 21st, 2015

teddy

"а самое главное: их будет много. я буду рожать их каждую неделю..."

-пела я в прежние годы, но сейчас как-то нагрузки возрасли, и остаётся петь другую строчку:
-"нас окружат родственные души, и мир лучше и лучше с каждым днём будет становится..."

И всё в жизни неизменно, и я опять работаю больной второй день; и если бы ноги не были такими ватными - я бы посмеялась, т.к. со стороны, наверное, я пьяная.
Ну, это любимая шутка моих коллег, которая пошла с моего лёгкого языка, когда они какую-то бывшую коллегу обсуждали, которая выходила, доходила до рюмочной, а после возвращалась, распространяя вокруг пары алкоголя.
-Теперь мне ясно, куда я хожу на переменах, - сыронизировала я, т.к. это для всех является загадкой.
Ну, теперь это официальная версия моих отлучек. У родителей тоже скоро появится подозрение насчёт анны андреевны алкоголички, т.к. слишком уж она бледна, интересна и нетвёрдо стоит на ногах. А подняться на них - подвиг. Чихает Тёмыч, чихает... я мрачно и краем глаза, продолжая вести урок, смотрю на его сопли, потом, придерживаясь за стену, поднимаю себя с ковра, иду на деревянных ногах к стеллажу за бумажным полотенцем, но поскольку двигаюсь как во сне - долетает: "я узе насёл платочек". - "молодец", - отвечаю я как во сне и продолжаю вести урок.
Короче, играю в больную старую мать, у которой каждый час новые восемь детей, и как-то надо с ними существовать, чему-то постоянно учить, а больше всего этой фальшиво бодрой матери хочется лечь, закрыть глаза и перестать существовать. Но вместо этого я спохватываюсь, что дети ломанулись после мелков мыть ручонки, и опять ползу за бумажным полотенцем и мусорным ведром, чтобы уж сразу...
Потом выползаешь в коридор, и самое страшное, что родители на тебя смотрят как старшеклассники в средней школе, принимая всё, что ты говоришь, за истину в последней инстанции, а ты соображаешь, что рассказываешь уже вторую неделю одно и тоже и не уверена, что ни о одним и тем же... и что сегодня сил не было даже надеть какую-то косметику и заплести волосы - я сегодня настоящий хиппующий антропософский учитель, занесённый в частную школу.
-Слушайте, вы ещё где-нибудь работаете, а?
-Нет.
-Жаль... правда, очень жаль, - говорит прекрасная мама Мэгги, и я даже на секунду перестаю думать о том, что выгляжу как пьющая училка, а улыбаюсь и думаю: три урока. Ещё надо продержаться три урока.