February 20th, 2015

teddy

идеальное убийство

...всё-таки в Картахене есть, поэтому я спрячу под кат, для тех, кто не читал роман и не хочет знать сюжет (хотя по мне так, в этих романах он вообще не имеет особого значения):
Collapse )
say in jest

пятничная сказка для четырёхлеток

Но заявленные вечерние группы взрослые, поэтому с ними я оживаю и отвожу душу.
-А знаете, что ночью приходит Бабай? - страшным голосом начала сегодня Маргарет.
-Знаем, - равнодушно откликнулась я.
-Нет! - сказала Задира. - Как он выглядит?
-Не знаю, в этом-то и страх, - ответила Маргарет.
-На голове ведро, в рукавицах - вилы, вместо ног - грабли! - говорю.
-А что он делает с детьми?
-Жарит и жрёт! - говорит Маргарет.
-Никто не знает, - зловеще и лениво сказала я.
-И никто не видел?
-Все, кто видели - назад не вернулись. Они плохо себя вели.
Маргарет: -А я видела фей во сне. Это потому что я посуду мою.
-Логично. Если будешь хорошо себя вести - прилетит Питер Пэн.
-Что-то ко мне никогда не прилетал, - говорит Алладин. - А к вам часто прилетает?
-Успеешь - какие твои годы. За всю жизнь пару раз - не больше, - говорю.
-А его феи рождаются в цветках, - вдруг задумчиво говорит Андрюша. - Только они не существуют, конечно.
я, протестуя: - Не говори так! Когда кто-то так говорит - в мире умирает фея!..
-Хорошо, я не буду, - обещает Андрюша. - Не хочу, чтобы кто-то из-за меня умирал.
-Все так говорят, - вздыхаю.

Трёхлетки пока не умеют вести столь светские беседы, поэтому посередине сказки они имеют привычку сунуть под нос наманикюренные ноготочки и сказать:
-Смотли! У меня як!
-Ага, - говорю и продолжаю повествование.

У них подготовка к 23-ему, поэтому красили корабли с триколорами.
Светлана Спокойная, протестующе: - Миррочка, ты уже лишнего накрасила!..
-Это сияние! Это сияние!
-Ох, прости, пожалуйста.
я: - У нас и лиса сияет, и волк сияет...

Посмотрела рисунок Миррин на своём уроке - тридцать шариков мороженого в вазочке.
-Айскрим не сияет? - с интересом спросила.
-Нет, у мороженого нет сияния, - твёрдо ответила Миррочка.

А четырёхлетки гоняли бумажные корабли (зелёные! розовые! жёлтые!) по синеве стола... это им Анастасия Арнольдовна наделала... включила музыку и велела дуть до одури - т.е. до конца песенки про кораблики.
-Кто на них плавают? - спрашивает после.
-Десантники! - твёрдо говорит Задира.
-Очень интересно.
-Моряки. Отважные моряки, - говорит Маргарет.

Мона из группы 3-х лет:
-Мальчики, когда вырастут - будут нас защищать. Станут солдатами, моряками, лётчиками.
-А девочки кем станут?
-Принцессами. Все.

В учительской хохочут: - Мы все принцессы! - посмотрите на нас.
-Девочки, вы уже, извините, королевы.

Поскольку мне требуется говорить с детьми на русском, вставляя английски слова, я отрываюсь на "сказках", которые использую в качестве приманки.
-Каску! Каску! - пищат малыши, рассаживаясь за столом и громыхая стульями.
А показывать флешкарты просто так - скучно. Вот я и сочиняю из набора карточек недели истории. Всё думаю, что надо бы эту чушь записывать, а потом лениво... но иногда такой не сочетаемый набор, что надо бы: шоколад, банан, яблоко, торт, рыба, мороженое.

(там на самом деле много фраз на английском, но напишу всё на русском, чтобы гладко):
-Давным-давно жила была принцесса. Нормальная такая принцесса - в высокой башне. Очень одинокая, плаксивая и грустная. И ела она один только шоколад. На завтрак, на обед и на ужин. И кончилось всё тем, чем и должно было быть... у неё разболелись зубы.
(начинаю озвучивать принцессу и вою так, что малыши зажимают уши и морщатся: "Стоп ит! Стоп ит!")
Пришёл придворный доктор и сказал, поцокав языком (тут надо и языком цокать и ближайшую принцессу по щекам трепать, по голове гладить): - Божечки, девочка, что ж ты с собой делаешь?
Он прописал ей "эн эпл э дэй кипс зэ доктарэвэй" - т.е. в день по яблоку. С красной-прекрасной кожурой.
-Если с кожурой - то зубы будут острыми. Без кожуры - белыми, - почему-то комментируют некоторые трёхлетние товарищи.
-Важно, что зубы станут крепкими, острыми и белыми (тут я демонстративно режу белый лист ножницами с волнистыми лезвиями, чтобы получился зазубренный край).
А чтобы принцесса не плакала и не грустила - доктор прописал ей также бананы. Они весёлые, солнечно-жёлтые.
-Их мартышки любят, - комментирует кто-то.
-И поэтому они весёлые, значит.... В бананах смешинки прыгают. Ровно столько, сколько в шоколаде. Хочешь быть счастливым - напирай на бананы и шоколад, - точно вам говорю. Принцесса ободрилась и даже начала готовиться ко дню рождения (дальше я ребром ладони строгаю яблоки-бананы, достаю картинку с пухлым полусвадебным многоярусным тортом) - прослоила торт, сбила два сорта преполезных крема - малиновый и ванильный. Прослоила всё, пропитала, поставила под гнёт... наутро украсила из шприца завитушками, а сверху положила вишенки - по числу лет.
(трёхлетки сопят "много-о-о", а четырёхлетки считают, что восемь)

Собрали придворный совет, пригласили повара - устроили смешную штуку: повар решил подать гостям-королям, съехавшимся со всего света, рыбу на белоснежном фарфоре - не поскупились: подали серебристо-зелёную форель... и в одну сунули золотое кольцо с бриллиантом (тут надо подкидывать кольцо, снимая с пальца, чтобы они поняли, о чём речь). Кто найдёт - тому плаксивая наша красавица и достанется.

Утром доктор появился на пороге торжественный, нарядился (почему-то они улыбаются в этом месте): принёс от себя аж ведёрко клубничного мороженого "хоуки-поуки", мол, хорошо себя вела, правильно кушала, молодец - расти большой.
Тем временем подали обед... помимо мягкого мороженого - рыба. И один высокомерный принц красиво её кушал, но чуть не поперхнулся - кольцо нашёл.
-Боже, я ведь мог это проглотить! Завтра же пойду на ваше королевство войной!..
Но после одумался - обмыл кольцо в стакане с водой: - О! Кольцо! И дорогое! - воскликнул.
-Счастливчик! - сказали остальные. - Вы женитесь на принцессе и получите полцарства в придачу.
-О, я конечно, на ней женюсь! - будь она страшной как смертный грех... а пока у неё только зубы от шоколада почернели, ну да не беда - это вообще молочные.
И прекрасный принц дал слово, что через десять лет он приедет за принцессой, которая обязана ждать его в высокой башне, выглядывая из окна, непременно рядом с горшком роз, чтобы ветер играл её локонами. А принц будет на белом коне (тут я сильно докапываюсь до перевода: ржу, цокаю, показываю цвета - и это скучно), в алом плаще и золотой короне. По трём этим приметам принцесса его должна узнать даже в том случае, если принц постареет, растолстеет и отпустит окладистую бороду. Не знаю, сдержит ли принц своё слово, но, хочется верить, что да.


После "каски" они покладистые и даже не сильно рвутся на свободу - обдумывают услышанное. Хотя это версия именно для четырёхлеток, но вообще-то будем откровенны - подобное я рассказываю двум последним пятничным группам, которые у меня шестым и седьмым уроком. Не профессионально не иметь любимчиков, но не профессионально отрицать, что они есть.
А тут в одной группе восемь удивительных товарищей, которым исполняется четыре в настоящее время; вторая группка из восьми взрослых людей, которым вот-вот уже пять!..

Почему-то с ними я превращаюсь в себя гиперактивную, получая именно тот фидбэк как в золотые времена при меньшей нагрузке.

-Мисс Энни, вы помните, что нам нарнийский лес приносили зимой? в книжке специальной...
-О, надо же... я не знала, что вы помните, - с удовольствием отметила, ибо утром сидела на малышовых группах, пользуясь военной хитростью - порой устаёшь от возможности того, что тебя наблюдают как в реалити-шоу сквозь стекло, поэтому я просто разворачиваю стул спиной к двери, сажусь и... пусть родители и другие возможные любители немого кино (дверь звуконепроницаемая) наблюдают серебристые нити в узле моей причёски. У меня на коленях стоит фетровая корзинка, а дети находятся за границей ковра, и я бесцветно объявляю: - Джем!.. -Чикен!.. -Маффин!.. Коукоу! (они его смешно принимали первое время за "чай? кофе?" - т.к. коричневое и в чашке)
И дети должны бегать и класть в корзину называемое... бегать им приходится много раз, а я в это время отрешённо смотрю в окно, глядя в одну точку - это способ отдохнуть прямо на уроке начала активно использовать в жизни нынешней, когда печалит не тот факт, что уроков пять-семь, а то, что они не подряд.

"Каска" придумывается в двух последних группах, а потом я ровно неделю рассказываю её остальным тринадцати группам детей... но уже без прежнего вдохновения.