March 15th, 2015

say in jest

(no subject)

Ещё одно утро в больничке.... Лиса утробно рычит на меня, расцарапывает плечи, выбираясь из рюкзака, всех ненавидит. Хотя медбратья сегодня смеялись - будь здорова, киса! - тк она им в лицо чихнула, пока брали кровь.
Это Лисин фирменный домашний номер - в лицо - самое главное.
Написали направление на антибиотики, но внутремышечно, а не в загривок.... Пять дней. Как я буду с ней мотаться - не представляю.... Со своей работой я в человеческую больницу не могу уйти..
Потом велели купить глюкометр для людей - обещали показать, как пользоваться - мерить сахар...
Мне кажется, что я уже тяну на сестру милосердия, но... Лис а, ясное дело, думает, что я гестаповец.
-смотрите, а когда её чужие гладят, она не кричит, - догадливо сказала одна маленькая девочка в очереди.
- ещё бы! - думаю, - бабушка тоже считала, что всё сатанинские зло во мне, тк я имею над ней полную власть.

Многие спрашивают про породу, и я говорю - тайская дворняжка.
Хорошо, что Лиса не понимает таких тонкостей.
Врач у нас, подозреваю, та, что оперировала Лиску двенадцать лет назад - всё та же вечно молодая Юлия Владимировна, и я думала, что она нас второй раз забудет вызвать, после анализов, тк она всё кричала - проходите на операцию! - и при нас сделала две, но вспомнила, что мы сидим, оглашая недовольными криками холл.
say in jest

(no subject)

Галя тут решила прояснить один момент, который её насторожил:
- Слушай, а ты пьешь, получается, одна, что ли?
- Не поверишь, твой кот умеет пока только закусывать, в отличие от булгаковского тезки.
- Это грустно как-то...
- Вот, пока ты это не сказала, я думала, что грустно - это восемь уроков не подряд, а с мучительными паузами, но без перерыва на обед, чтобы сходить домой.
И всё-таки грустно...
- Поздно грустить - надо было отлавливать меня за руку, когда я открыла для себя подвал в доме Розмари и поняла, что одна кружка сидра делает жизнь и работу сносной, две -вообще прекрасной, даже напевать начинаешь, а тому уж почти десять лет минуло.

А ещё я сегодня весь день мыла окна, стирала, чтобы не готовить.... У меня было вдохновение что-то испечь, но я его задавила, тк тогда это придётся отнести завтра коллегам, а на это у меня не хватает ни святости,ни прочих духовных ресурсов.
В итоге Бегемот переворачивал горшки и пытался сигануть из окна в март, а Лиса упала в кресло, уткнулась в подушку, и я сердобольно накрыла её пледом - пусть отдыхает после всех ужасов.