April 16th, 2015

teddy

"встречи-руки, да речи-реки мне неведомы, не нужны"

Когда идёшь на работу - то часто кого-нибудь встречаешь. В моём случае это, ясное дело, родителей моих старых и новых детей. Они улыбаются, узнают, и я иду ободренная дальше. Сегодня и в окно всех встречала: т.е. иду мимо любимого садика на тихой Свердлова, где белые голубки в вымытых старомодных окнах уже неделю... там двор за старой оградой, выскребенный жёсткой метлой, а там - такие милые немолодые воспитательницы бегают с детьми в "гори-гори ясно", явно поддаваясь... и сегодня пригляделась - Сашка. Машет мне рукой, завидев через ограду: - Хэллоу!
Эта бодрая девица в беретике меня всегда и везде узнаёт (и мама её), хотя Сашку я поучила один раз в жизни - осенью вышла на подмену в её группу. На один урок.

Прохожу сто метров - сажусь съесть кусочек пиццы, а тут заходит Алекс из 6-го класса. Секунду колебалась (я отнюдь не святая - не всех детей "узнаю" специально, если есть возможность улизнуть), но тут шанс напугать Алекса был слишком заманчив (кто о чём...).
-Хэллоу! - выпрыгнула я из-за высокой спинки дивана.
-Алекс чуточку растерялся, завертел головой, но потом обрадовался.
-Ты что тут делаешь? Кроме того, что ешь.
-Да в том и дело, что маму жду - у неё обеденный перерыв, и мы вместе обедаем до моей школы...
-Алексей, пообещай мне одно, - я положила на стол конфету. - Что ты никогда, никогда не будешь слушать такую музыку, как здесь! - и я показала пальцем на экран с ужасающе гламурными девушками.
-А, это... не-а! - рассеянно улыбнулся Алекс и опять уткнулся в газету с кроссвордом, где старательно что-то вписывал погрызенной ручкой.
-Все вы обещаете, - мысленно покачала головой и растворилась в дверях.

Потом уже шла, махала и улыбалась, никому не удивлялась. Зато одна мама с девочкой в розовом решила уточнить: - Вы тут живёте где-то?
-Я тут работаю, - отвечаю печально.
-А, вы срезаете через наш двор путь! - дофантазировала мама.
А я не стала объяснять, что делаю большой крюк, но ради спокойствия, которое мне даруют улица Бабушкина и двор между Дзержинского и Карла Либкнехта.

Про Сашкин беретик... рисовала вчера семью медведей и говорю: - Это у тебя берет у бэби?
-Билет? - ох, я забыла ему дать билет! - воскликнула Мирослава. - Надо непременно дать им билеты в кино... не в цирк. Ненавижу цирк. Пусть идут в кино.

Только к концу года прояснила вопрос с Миррочками, которых я год писала на еврейский манер. А все мамы сказали, что у них Мирославы. За год у меня их было три штуки.

Надо сказать, что это из разряда ещё одного имени девочки-отличницы, отличающейся богатой фантазией и острым умом. Хотите яркую и оригинальную дочь - возьмите на заметку. Из первых рук информация (в учительской всегда есть рейтинг имён "звездящих" - по всем направлениям; а тут и я сама ручаюсь).
teddy

о любви и взрослости

Как бы я ни ворчала, что нет любви, но это у меня её нет. А у Константина, вон, есть. Ходил сегодня вокруг меня, притрагиваясь рукой к моей пышной юбке и тихо-тихо пел себе под нос: "как на мисс Эннины именнины испекли мы каравай..." (да, я по-прежнему "банни" и "булочка" - как он меня называет). Лирика закончилась, когда я терпела-терпела урок его буйные выходки, а потом попеняла на то, что он некрасиво раскрасил маму-беа.
-Не хочу... не могу, я устал.
-Мама огорчится...
Далее началась истерика на тему "маме не понравится!" - и мы сидели и ковыряли батарею, спиной ко всем, а тут пришла уже Анастасия Андреевна, чтобы меня сменить, а я мрачно пошла на следующий урок, но в свободные пятнадцать минут нарисовала всё семейство медведей вновь (и папу, и маму с красивой сумочкой-розочкой, и бэби-мишутку в кепочке и воздушным шариком...) - отдала родителям. Пусть передадут страдальцу.
Хорошо, когда их по восемь за раз, а не по двадцать восемь - можно с каждым носиться, как курица с яйцом.

И всегда рядом с таким влюблённым есть близкий друг, который понимает всё, тоже хочет участвовать и... тоже изображает влюблённого, но понарошку. Разрыдался тут Максимилиан, т.к. он действительно нарушил правила, которые я оговорила и пригрозила, что выведу из игры. Вывела. Усадила на стул. После - позвала обратно (прошло уже пять минут).
-Не, - пролепетал "влюблённый за компанию". - Не пойду. Буду отсюда на вас, анна андреевна, смотреть.
-Сквозь туман слёз, застилающий глаза? - мысленно съехидничала я; вслух же, через какое-то время сказала, что в книжке есть мальчик-цветочек, похожий на Максимилиана. Подбежал, позабыв свои страдания.

Услышала краем уха разговор о том, что все они терпеть не могут малышей.
Повернулась от окна, где раскладывала что-то и сказала:
-А я их люблю.
-Вы любите малышей?!
-Конечно. Вас же я люблю. А по сравнению со мной - вы вполне малыши.
-Вот ещё. Мы-то взрослые - нам уже четыре. Поэтому вы нас любите.

Не попрёшь против такой логики, правда?