May 30th, 2015

American dream

"вдаль над плечом, не встречен, не найден, в небе летит пылающий лайтинг..."

Поскольку состояние здоровья (плачевное) не позволяло мне вы*бываться с обычным пылом и в жанре "а, пропади всё пропадом", я просто послала коллег с подведением итогов учебного года; послала начальницу (не Зою Ивановну - другую), когда та попросила ей помочь закатить столик в зал... "я похожа на официантку?" - холодно изумилась)...
Призналась в любви байкеру (я несколько месяцев его не мучила... поди, расслабился там!); он, разумеется, не поверил в пылкость моих чувств (ну, прав, чё...); но раз меня уже год преследует психически нездоровый мальчик, то почему бы мне кого-нибудь не попреследовать? - ибо я-то тоже далека от нормы. А байкера я ни разу в жизни не видела (с того приснопамятного вечера осенью, когда я его увидела на скамеечке с книжечкой) - вряд ли я сильно нанесу ему психическую травму своими тараканами. Опять же - это должно льстить его самолюбию - иначе бы просто забанил (ну, или у него ума не хватает забанить - это тоже вариант, конечно). Мы мило поговорили, но моё красноречие в случае с подобными молодыми людьми, как обычно, разбивается на:
-Ты странная... бредский бред какой-то. Ты как всегда полна абсурда.
И подобный ответ - на любую метафору или более, чем распространённое предложение (от деепричастных и причастных оборотов я с ним ещё осенью отказалась, разумеется).

О скуке жизни (хотя у меня тут разительные перемены - в понедельник у меня теперь будет только семь уроков, а не восемь - жизнь бьёт ключом веселья и перемен, зашибись): мы с Л.Д. недавно обсуждали надо ли делать татуировку, но... я всё-таки не настолько ненормально-романтична... ибо мгновенно перевожу эти деньги в косметические процедуры и больше одобряю бы спа и даже (о ужас!) гелевые ногти. Просто потому что это всё ненадолго, а с татуировкой уж придётся походить (потом мне придётся ещё деньги тратить, чтобы её свести, ибо я сперва напишу, что "мне всегда так хочется умереть", а через месяц решу, что надо было писать о том, что нельзя сдаваться, нужно выжить всем назло и бла-бла-бла. Опережая: рисуночки - не по мне (я филфак закончила, или чё?).

А больше ничего интересного нет у меня. Правда, любимая группа на прощанье задарили мне мегакоробку "рафаэллы" размером с круглый высокий торт. И я торжественно несла её домой через город, прижав к пузу.
Рассказывала детям сегодня "Алису в стране...", а потом рисовали чудовищ под "айм лукин форэплэйс ту ста-а-а-т..." (песня "йеллоу лайт", где кошмарные динозавры едят нас живьём - моя любимая), а Маргарет спросила строго:
-А где же пузырёк "выпей меня"? и пирожок...
-Маргарет... я вам американскую сокращённую версию рассказываю. А ты - полную. С полной мы отсюда до десяти куковать будем.

Далее все захотели монстра с крылышками.
-Кто его так заколдовал у вас, мисс Энни? - спросил Андрюша.
-Мама. Родная мать - злобная колдунья.
-А он тоже стал злым?
-Ещё хуже, чем она - поэтому она могла быть довольна.
-И они вдвоём стали рубить всем головы?
-Нет, он ушёл в лес и стал там один откусывать всем головы, - я вошла в раж, и меня понесло. - Только он был очень маленький, поэтому справлялся лишь с козявочками...

В итоге я нарисовала чудищу крылышки бабочки, рога и бантик на хвосте, а потом вытерла сентиментальные слёзы. И нарисовала ему розового слона с золотым яблоком в хоботе. Что мне нравится на моей работе - учи чему хочешь... идеальной она была бы, кабы не с утра до ночи...
april

(no subject)

Лизавета, вчера, рисуя сову в дупле дерева:
-У меня птичка с бантиком и традиционными для Лизаветы накладными ресницами, которые она пририсовывает всем: от людей до цыплят... странная мама, конечно...
я, глядя искоса: - А почему яйца под деревом лежат?
-Она их не в дупле сложила... говорю же - странная мама.
-А они не потеряются?
Лизавета, подумав, обводит их жирным коричневым мелком, а потом заполняет пустоты: - Это специальный мешочек для высиживания яиц - в нём тепло, как в печке!..