September 16th, 2015

American dream

Болонья и коротко

Пока я ещё что-то помню: надо записать Болонью. Этот город, после сотен километров дороги до Маранеллы и обратно, туда - сотни километров самолётом... словом, Болонья была перевалочным пунктом, который промелькнул дважды мимо меня, деревенской девочки из Рипарбеллы, которая шарахается машин, пешеходов, падающих средневековых башен-близнецов, которые торчат в центре Болоньи как декорации средневековья глазами Дали. И студенчество так идёт этому, немного Питерскому, городу, где теперь всё связано с Вэндиварей-Игорем, которые, правда, в сумерках показались мне немного потерянными детьми. И вдруг порадовалась немного, что мне никогда не придётся быть студенткой и ходить в толпе ярких, молодых и дерзких. И что вместо сожаления какое-то несказанное чувство отстранённости - как при виде подвенечного платья в витрине галереи. Кремовый лиф, юбка из слоёв тафты цвета слоновой кости, внизу - круглая коробка с тиснением. Из коробки намеренно небрежно торчит облако шлейфа.
Какое это может иметь отношение ко мне? - никакого.

Зато я живо заинтересовалась русскими приметами, когда мы покинули отель с беломраморными догами на входе и чёрными деревянными колоннами... мы проскочили мимо виа Сталинграда к знакомому аэропорту, в холле которого так сладко спит женщина в повязке, с крабом, накрывшись одеялом, на полу. Перед ней - миска с редкими монетами и табличка с кофейной чашкой и текстом. Вроде собирает на кофе, но рядом с её головой ещё стопка карточек, исписанных маркером. После долгих гаданий и моих соображений уже здесь, в Иркутске, пришла к выводу, что женщина копит на билет и "застряла в аэропорту" в связи видами на жительство (их отсутствием), просроченными визами и т.д.

Зато я порадовалсь, что нет только плохие сны у меня часто сбываются. Летом мне снилось, что мы гуляем по тёмному средневековому городу с Вэндиварей и её семьей, но только её дочери Анне уже немало лет, и она носит ярко-синий сарафан и тёмные локоны до плеч. Надо признать, что иногда судьба бывает удивительно и внезапно милосердна.
Ох уж это обилие улиц Мизерикордий в Италии! - всюду начинаешь вворачить это слово...
teddy

"сколько счастья вокруг, сколько сильных людей..."

Сегодня были новые партии детей... один класс я помнила хорошо, другой... я вспомнила лишь одно (!) имя - просто потому, что ребёнок был братом моей ученицы из шестого.
При том, что они славные ребята и очень мне помогли в 14-ом году, когда я, олицетворяла живой труп, и губы мои не могли выжать ни одной искренней улыбки. Это не помешало им чистосердечно привязаться и найти какие-то выдуманные поводы для восхищения.
Вначале я поддержала светскую беседу с прелестной девочкой, чьё имя я даже примерно вообразить не могу; после - объятия кучи детей, которые со свойственной им проницательностью, заподозрили: - Мисс Энни, а вы меня помните? - вдруг спросила какая-то девочка, и я не могла брякнуть: - Нет...
поэтому положилась на случай и воскликнула: - Разумеется!
Но потом занервничала: вдруг она новенькая, и я вижу её впервые в жизни?

Пятый класс отжог с этими новенькими точно также - они тоже полетели обниматься, а когда Марина Ивановна с любопытством спросила у них: - С чего это вы, дети, обнимаете чужую тётеньку? - я прижала их к себе и ответила: - Раз все обнимают эту тётеньку - значит, это хорошая тётенька!

Мэри всё теребила концы кос, лирически вздыхала, и я вспомнила, что мы последний раз виделись с ней ровно год назад, и я живописала ей байкера во всём великолепии, ибо Мэри любит романтику, и всё болеет за то, чтобы я "нашла принца", переживая за недостаток кандидатур. Пончику я бы такое ни в жисть не рассказала, например... слишком та скептически смотрит на мир. Поскольку в этом году мне особо нечем похвастаться, я промолчала, а Мэри сказала многозначительно: - Вы так изменились!
На что Пончик разжала объятия, взяла меня за плечи и развернула к свету. После недолго исследования сказала: - По-моему, абсолютно не!

Также она сгладила неудобную ситуацию, когда опять посыпались вопросы: - Почему вы нас не хотите больше учить?
-Учить вас, дети, такое счастье... что им надо поделиться! - с пафосом воскликнула я.
-Ой, Евгения Родионовна, можно подумать, считает это счастьем и так хочет нас учить, - фыркнули эти паршивцы, и я рассвирипела, т.к. Евгения Родионовна-то по коридору мимо ходит.
-Она-то хочет. Это вы, дураки, учиться не хотите, - обрезала Пончик и покрепче обхватила меня, чтобы ограничить доступ для остальных.
А я успокоенно замолчала, считая, что вопрос исчерпан.
American dream

Тайский садик

Мне казалось, что я уже ничему не удивлюсь. Никаких потрясений, связанных с работой. Но нет. После очередного провального урока в 1-ом классе, я прямо направилась в кабинет к врачу за диагнозом себе или трём обезьянкам, которые на слова "стэнд ап" почему-то бегут через класс и взлетают на шведскую стенку. Ещё они берут со стола мои вещи, перекидывают друг другу, подбегают к доске и чё-то там пальчиками пишут...
-Нет, Анна Андреевна, это здоровые дети.
-Зрачки в норме, координация - тоже; речь - более, чем... возможно, у кого-то явная психиатрия, - растерянно говорила я, ссылаясь уже на себя. М.б, это переутомление (аж два дня работаю...), не знаю.
-Они приехали из Тайланда, а там ходили в тайский садик, - успокоила врач.
-Мне стало легче. Я так славно жила без него десять лет... возможно, дети бы тоже были счастливее, оставаясь на пальмах, - мрачно сказала я и вышла в растерянности.
Придя на старую работу, чтобы поглядеть расписание (в итоге - забыла его там на столе в таком состоянии) и поболтать с коллегами, закинула удочки: - У нас есть кто-то из тайского садика?

Короче, нет у меня знакомых специалистов, которые бы знали, что делать после семи лет, когда оканчивается вседозволенность. Меня всегда занимала эта японская метода, но... я всегда гадала: ЧТО японцы делают после того, как ребёнок пошёл в школу? - бьют? связывают? - даже не знаю.

Первоклассные дети под потолком мгновенно обострили застарелый гастрит, у меня бодро подскочило давление, а с парашютом я в ближайший год не прыгну - адреналин вырабатывается в таком количестве, что уже только аюрведа, мантры, возможно расслабляющие спа-процедуры и зелёный чай в тишине.

Встретила немного зайчиков-цветочков. К счастью, только двоих. Обе они были ростом меня, поэтому я даже почти не шаталась, когда они на меня прыгнули с разбегу (не с потолка - и на том спасибо!). После - увидела ещё три пары сверкающих глаз, которые приоткрыли дверь первого класса и замахали. Повернулась, помахала, развернулась к малышам и принялась орать, бегать за ними и хватать - безуспешно. Ну, это уже апогей урока был.

Видимо, сейчас они ко мне ходят, а через пару месяцев я буду приходить и падать на грудь какому-нибудь Пончику, чтобы та меня заверила как вчера: - Да, вы у сестры будете вести литературу, разумеется, я в курсе. И не просто литературу, а Серебряного века.

Опять же - должно утешать, что когда-то и эти дети прыгали по партам, а Энрико прыгнул раз на меня со стеллажа... а теперь это взрослые разумные люди из средних классов.

Про стеллаж-секретер в классе - забытым движением открыла его в понедельник и вспомнила, что на тосканской вилле так запирался старинный платяной шкаф - на палочку с крючком.

И ещё я слабо себе представляю, где я могу найти человека, который посоветует мне что-то на тему тайских садиков (кроме разумного решения отправлять таких детей в тайскую школу).

Да, Италия видится сказкой. Или сном...