September 21st, 2015

say in jest

"мир стоит, зажмурившись, как трёхлетняя девочка в ожидании поцелуя, сплошным "люблю"

День начался с того, что я встретила соседа с ньюфаундлендом, который уже так стар, что едва ходит, но хвост его колышется по-прежнему как плюмаж на слоне махараджи.
Сапогами я грохотала по пустым улицам, т.к. дел у всех в девять утра как-то мало. Или вообще нет? - вот бомжи все куда-то бодро едут и даже за проезд оплачивают. Долго спорили на тему выходить им на "Карамели"? или до "Музея декабристов" податься?
И дальше я грохочу ещё парочку километров по непривычно широким и пустым улицам (после Италии никак не привыкну!) до работы, где тоже тишина, нарушаемая рёвом какой-нибудь трёхеточки, которая пока ещё не привыкла к тому, что её на два часа отдают чужим девицам.

Мне очень нравятся мои коллеги выходного дня... это теперь Маши, Даши, Вики. Непривычно, что они, в сущности, годятся мне в дети (мои старшие дети примерно такого возраста), но... понятно, что они уже если не все сами обзавелись детьми, так давно взяли напрокат - как я когда-то.

И почему-то среди этих лаковых туфль, платьев, накрученных их шишек, аккуратно подкрашенных ресниц, стопок тетрадок и классных журналов, чувствуешь влияние пединститута, который, пожалуй, нас всё-таки немного объединяет. Хоть мы ещё не дошли до такого, чтобы, как старшие коллеги, стать "викусиками" и "алечками".
С другой стороны, во многих институтах друг друга почему-то называют по фамилии, и некоторые коллеги меня этим шокируют... но таких мало. В прошлом году я стала "анечкой" и заняла привычное место в институтской иерархии.
Мне интересно, во всех ВУЗ-ах есть разделение? - в каких-то друг друга называют захарова-смирнова-рябинина и т.д., в каких-то - уменьшительно-ласкательно?

Встретила Букашку-Дашку из прошлого года, которая побежала мне навстречу, уткнулась в ноги (крошечка ведь...) и опять чуть не разревелась: - Мисс Энни! Я так по тебе скучала!
И долго говорили с папой, вспоминая старые времена, но утешали друг друга, что она привыкла к новой учительнице, и перестала лить слёзы по мне.
-Ну, хоть один человек по мне на земле плачет! - шучу.

Словом, день закончился тоже символично: сосед с ньюфаундлендом шёл вдоль Советской, близ "Эталона". Удивительно... последний раз я видела их в последние дни января этого года. Это к тому, что у нас тут, к сожалению, не то, чтобы милая итальянская провинция Пиза или Ливорно... можно месяцами соседей не встречать.

Запах мокрого асфальта, его чёрный блеск с золотом листьев на поверхности, сменяется запахом горького дыма; запах паданки - запахом прелых листьев... и ничего никогда не кончается. Всё просто переходит в новое качество: и пединститут, и хлебозавод, и яблоки, и аллеи.... "и мёд, и серебро", которые я сегодня с таким наслаждением слушала в стихах В.П.
say in jest

(no subject)

Ходили с Ярославой и Джейн-Дашей на Веру Полозкову в Иркутске. Заранее настраивала себя, что "ничего особенного", но, как мы помним, год назад я не пошла, т.к. моральных сил слушать стихи у меня ещё не было тогда. Сейчас я тоже немного боялась, что будет о любви, но... было о другом. И это было очень, очень... сильно. Как сценически, так технически... а ещё - глубоко внимающий зал, аплодирующий после конца каждого стихотворения, подхватывая порой раньше, чем окончательно оформилось в тишине последнее слово. И появление мужа с сыном на заднем плане сцены до и после концерта - тоже очень и очень важно...

Понравилось даже то, что бОльшую часть спектакля мы её саму не видели - только силуэт возле микрофона, а оттуда - летят сонмы трепещущих бликов - птиц ли, бабочек... т.е. проектор позади транслирует звёзды, воду, кинохронику, а если черноту - то из неё летят блики, и кажется, что весь силуэт состоит из этого живого биения крыл? мотыльков?..
А когда в "хронике" позади проносились поезда метро, машины, город, то было здорово придумано, что герой (поэт) мог пройти вдоль всего этого, и даже жест, с которым она подносит к губам пластиковую бутылку с водой был лаконично совершеннен и "встроен в сюжет".

Вера совсем взрослая, но... это совершенно не имеет значения, ибо она может быть разная. Долго думала: какое стихотворение? Т.к. фото у меня сейчас любимое из официальной группы в контакте - с летнего концерта.

На концерте-то я все силы тратила на восприятие, а когда дома попыталась маме второй раз в жизни прочесть "Когда я прилетел, раджу, я решил: эти люди живут как боги. сказочные пустые аэропорты, невиданные дороги".

И... уже второй раз в жизни я начала рыдать и давиться капающими слезами на словах:
...кроме денег, но не для того, раджу, чтоб жене купить на базаре
дорогих украшений или расшитых сари

а пойти и сдать в банк, и соседям служить примером -
и ходить только в сером, и жена чтоб ходила в сером

женщины их холёны, среди старух почти нет колченогих, дряблых
но никто из мужчин не поет для них,
не играет для них на таблах

дети их не умирают от скверной воды, от заразы в сезон дождей или черной пыли,
только я не видел, чтоб они бога благодарили

старики их живут одни, когда их душа покидает тело -
часто не находят ничьей, чтобы проводить ее захотела

самое смешное, раджу, что они нас с тобой жалели:
вы там детям на хлеб наскребаете еле-еле,

спите на циновке, ни разу не были ни в театре, ни на концерте -
люди, что друг другу по телефону желают смерти

Словом, это стихотворение Веры Полозковой я, наверное, никогда не смогу прочитать до конца и не начать трястись от слёз и мелко икать - как мои трёхлетки. Хотя, казалось бы... про старого маджида я, например, могу... необъяснимо это. И слава Богу - когда это, скажите на милость, поэзия (как и любовь) вообще была объяснима?

American dream

(no subject)

Сегодня я уже куда более вменяема, несмотря на то, что всю ночь бегала и прощалась с сосиками по акции в супермаркете. Вот, до чего скупость доводит... видимо, со сроком что-то было. А я точно знаю, что я вчера только их успела съесть, поливая слезами, читая маме стихи за ужином.

И рассказывала, что были не только девы в красной помаде (порадовалась, что сама не!), но... процентов пятьдесят было... людей очень взрослых. А именно: возраста моих родителей.
Ну, с другой стороны, это и понятно. Не самые простые стихи, несмотря на растиражированность штампа "стадионная поэзия" (или как там...). И приятно, что В.П. сдержала обещание и приехала год спустя.

Потом я помню только беготню, но... хочешь похудеть - спроси меня, как... утром-то на урок. Решила задвинуть тайский садик и Сёмгу с Марфой на задворки сознания. Эти чудики из тайского садика ходили по стеллажам - верхами; ходили на четвереньках, изображая зверей и рыкая; спрятались в шкафу и пытались ловить тех, кто проходил мимо, когда мы шли хороводом - щипали мимо проходящих... но я ни разу не нашла в себе сил отреагировать словами. Решила, что в критических ситуациях ими может заняться учительница, а я просто проведу урок и добавлю немного знаний детям, которые в сущности-то не повинны в чужих тайских садиках.

Сёмга с Марфой под конец урока притихли и заскучали. Всё-таки они реально старались, а я была так бледна, но не интересна, что не нашла для них ни одного слова за урок.
Отсутствие по-настоящему горячей воды и отопления внесли свою лепту в создание образа холодного сердца.

Зато во второй половине дня был очень приятный сюрприз. Девочка Анечка. Ну, светленькая, лирическая... каждый год есть одна (это не самое популярное детское имя - не Ева, Ариша, Даша, Соня...), а потом я увидела её маму и... радостно узнала, т.к. прошло ровно десять лет с тех пор, как она меня учила литературе однажды осенью. И была она тогда младше меня нынешней... скорее, такая, какой я была в бытность свою училкой литературы в старших классах. Т.е. непростительно юная, будем откровенны-то.

И эта непременная закольцованность любви и литературы меня всегда радует и успокаивает. Ибо всё оно, спустя какое-то время, обретает смысл, а главное - всегда возвращается, ибо ничто и никогда не заканчивается. Это о вещах самых главных, конечно...

Таким образом я учу уже детей своих бывших одношкольников, а Малышка Мирабель сегодня перед уроком забежала ко мне в класс с двумя кусками пирога на тарелочке.
-Обмен натурой, - кивнула и сунула её подарок ко дню рождения. Поскольку я была высокодуховна (вечер поэзии, сосиски...), то уступила пироги классному учителю, а та сперва не могла понять, зачем мне этот реквизит на учительском столе в течение урока...

Завтра у меня две смены совершенно новых детей, и я втайне тороплю время до выходных: ибо в Бэбилэнде мы уже зазнакомились с новенькими трёхлетками, и я дружески пихаю их в бок (чем младше человек, тем быстрее с ним наладить контакт, ясное дело). Плюс к тому - там отопление включили. Правда, потом начнутся большие дети в восемь утра, но... там по-русски, а это всё-таки немножко легче.
Опять же... они вообще в этом возрасте привыкли, что их на пару часов запирают с какой-то чужой тётенькой. А трёхлетки, обычно, сопротивляются сперва. Тут надо оговорить, что я до семи лет сопротивлялась так, что родители кинулись искать альтернативное обучение.
-Аня, ну признайся, что в вальдорфской школе все СТРАННЫЕ! - говорит коллега.
-Ну, я согласна. Я странная. Да.
Окружающие хихикают и напоминают психологу, что Аня так-то тоже окончила эту странную школу, поэтому ей грех не согласиться.
-Но это не значит, что там все такие замечательные как я, - хитро подначила я коллегу. - Там все очень разные: на любой вкус и цвет.

Вчера не пришла бабушка Бусеньки, а пришла мама. Огорчилась, т.к. мне бы хотелось показаться ей в трезвом виде (бабушке, т.к. она очень адекватная - нечасто такие попадаются!), а она, наверное, дома сказала: - Доча, сходи посмотри на англичанку - она всегда навеселе? или только по субботам?
Надо сказать, что я за десять лет только пару, нет... тройку раз была после какого-нибудь глинтвейна, но... каждый раз со мной на четвереньках и на ковре в тот момент оказывались разные взрослые люди. С другой стороны, я продолжаю работать в тех же заведениях и ковровых покрытиях, с незапятнанной репутацией. Думаю, что люди, раз поползавшие со мной за шустрыми трёхлетками, исполнились глубокого понимания сути дошкольной педагогики: таким измождённым женщинам стакан вина в праздик не повредит.

Задокументирвую про новеньких трёхлеток, чтобы не забыть:

-Это у тебя кто? - спрашиваю, глядя на какую-то закаляку под деревом в лесу.
Феденька: -Носорог.
-А...
Молчим...
Феденька добавляет: - И ещё в лесу кто-то шуршит...
-Кто?
Эллина: - Носорог!
Федя: - Нет.
-А кто?
-Секрет.
-Ну скажи, - прошу. - Мы же теперь ночь спать не будем... кто шуршит в лесу?
И хитрый взблеск глаза: - Медведь! - сообщает, торжествуя и светясь как маленький бриллиант.