September 30th, 2015

april

(no subject)

И будет вскоре весенний день,
И мы поедем домой, в Россию...
Ты шляпу шелковую надень:
Ты в ней особенно красива...

И будет праздник... большой, большой,
Каких и не было, пожалуй,
С тех пор, как создан весь шар земной,
Такой смешной и обветшалый...

И ты прошепчешь: "Мы не во сне?.."
Тебя со смехом ущипну я
И зарыдаю, молясь весне
И землю русскую целуя!

И. Северянин, 1925 г.


Это мы вчера "проходили" стихотворение "ананасы в шампанском", и одна девочка мрачно передала мне лист, на котором было написано: - Вообще-то у Северянина есть и хорошие стихи.

Вот так мне:). Зато, благодаря её посланию, у меня теперь есть ещё одно любимое стихотворение Серебряного века и... о, удивление! - Северянина.


Чё это я к "ананасам" метнулась... у меня вчера три ребёнка так извратили "ночь. улица. фонарь. аптека" (как его-то можно было испохабить? - загадка...), когда снимали "кино". Получилось, что один автор читает, положив ноги на стол, а подпевка почему-то сзади подвывает гладит столы... я не очень поняла суть концепции - ну, так по ТВ рекламируют мебель, это я и так знаю.... но при чём тут аптека? - при том, что вам после нашей сценки нужна будет аптека, - забормотали дети, хихикая).
Короче, я хмуро сказала, что те, кто снял это на телефон (современные дети довольно противные из-за этих телефонов, согласитесь!), должен это удалить немедленно, ибо мне в спину ощутимо дышит женская колония. Ещё кто-нибудь подумает, что это я их научила так Блока подавать. А не масс-медиа...

У остальных детей всё было в полном порядке, но только у двух мальчиков в стихотворении "в сиянии красных лампад" Прекрасная Дама почему-то получилось преклонных лет (одного мальчика замотали в шарфик). Велела голосовать за сценки... отгадайте, кто набрал больше всего балов? - правильно. "Аптека".
-Ну, и в те времена тоже Блока не все читали, - сухо подтвердила я. - Потому что для восприятия Александра Блока нужны: а) мозги, б) душевная наполненность. А массы читали "ананасы в шампанском", потому что всё примитивное, тупое и топорное имеет успех, как ваша "аптека", дорогие мои дети.

Думаете, они обиделись? - ха...

Ну, меня должно утешать, что там есть товарищи, которые побывали в Гётеануме, поведали мне про Асины витражи; другие товарищи поведали мне про саму Асю Тургеневу и Андрея Белого, поэтому... я не могу сказать, что мне прям тяжело этой осенью в на ниве литературы.
В 1-ом классе у меня Тайская Сёмга, в 11-ом... я пока не придумала имя, но там есть точно-такой же ребёнок (разве что по потолку не бегает, но вчера схватил мой термос, и я пошатнулась на каблуках: - вы... пили из моей чашки?! - спросила я с паническими нотками медвежонка из сказки про Машу).
teddy

"Анна Андреевна входит в свою осень..."

Решила с детьми сделать ритмическую часть и потанцевать под "На сопках Манчжурии". Ага, щас... нет, мы с девочками вяло покружились, а мальчики на это дело поглядели, сложив руки. Не учла, что у них новый виток трудного возраста.

Сестра Люси Апельсинкиной, когда я бодренько с ней закружилась, представляя себя профессором Макгоннгалл, вежливо поинтересовалась:
-Сколько лет назад вы последний раз танцевали?
-До революции, - хотелось ответить мне (про танго я и не вспоминаю - весь прошлый год вообще забавный был, конечно... чем бы заняться? - назывался).
-На гостиной, наверное.
-О, когда будет гостиная?
-Очевидно, зимой, - мы поддержали светский разговор, и я ежегодно удивилась, что братья и сёстры моих детей всегда приятное открытие. Нет, я искренне любила Люсю, как родную дочь, но морально готовилась к тому, что с её сестрой я тоже буду сварливо воевать на тему:
-Сахарным тросточкам не место на полях сочинения "в полдневный жар в долине Дагестана...".

А тут - человек, совершенно не похожий на Люсю и есть реальный шанс, что мы мирно и плодотворно проведём эти две недели курса.

Вдруг сообразила, отчего мне резко пришлось вспомнить весь опыт экстримальных видов спорта прошлого года, т.к. ощущение "сейчас перелечу через голову коня к чёртовой матери" у меня возникло, когда я пришла в класс, разбросала своё декадентское барахло, встала у доски и вдруг с нехорошим чувством подумала, что как-то поспешила с возращением на Родину, т.к. можно было и повременить лет десять... тогда бы уже никто не вспомнил, как я лихо вышивала тут ещё лет пять тому назад.

Кстати, седьмой класс ни разу не заикнулся про то, как я расколотила указку в их золотом детстве. Вместо этого мы радостно обнялись с Гарри-Роджером Непоседой, Мэригольд и теми, кто ещё не перерос меня на пару голов.

На днях заглянула Анастейша, которая доросла до конца начальной школы, чтобы прояснить ситуацию для себя: - Анна Андреевна... у нас ведь, как я понимаю, есть реальный шанс вас встретить только где-то в старших классах?
-Ну... какой-то шанс есть.
-Вы ведь больше никуда не уйдёте?

Анастейша молчала выжидательно. Наперсницы, с которыми она делегировала, тоже уставились на меня требовательно.
На секунду я оторвалась от рисования на доске, помолчала и ответила:
-Нет, я больше не уйду навсегда. Надеюсь.