October 3rd, 2015

april

такой разнообразный сентябрь

Вечером, возвращаясь с пары в ин'язе, набрала Марину Ивановну, чтобы проконсультироваться по-поводу олицетворений в "Буревестнике". Дети говорили, что чайки и гагары не могут "стонать", а я говорила "олицетворение - это когда признаки живого приписываются неживому. птицы - живые...", в общем, дети правы оказались, но не суть. Они меня и так обошли с этими тропами, а я с достоинством ответила, что делала домашку на перемене, а если бы я делала её дома и в тишине - я бы тоже все тропы нашла.

Эта моя блажь (это Настенька меня втянула...) с тем, чтобы под старость лет стать студенткой ин'яза, здорово меня ободрила: оказывается, я вполне способна быстро записывать лекции на английском языке, почти не делая исправлений, хотя в своей жизни ни разу этого не практиковала (я ведь в русском ВУЗ-е училась... и вообще - сплошным "олицетвореньям", от которых я как-то мало проку в жизни вижу). Правда, под вечер у меня иногда в голове что-то перещёлкивает, и я не понимаю, что говорят - вернее, слышу что-то своё и пишу своё... по-английски, грамотно, но... это как с "депозитарий", который я в Шереметьево всегда читаю как "лепрозорий" и думаю: "нет, как далеко шагнули современные аэропорты!"

Марина Ивановна настоятельно советовала уже "переключиться", а я с сожалением объясняла, что это я неделю "развлекалась", а завтра мне к девяти на основную работу - на целый день. И что режим "анна андреевна" перешёл в круглосуточный. Сплю я теперь тоже не как "анна андреевна": т.е. даже ночью нахожусь на работе, но мистическим образом. Вот снилось, что я, значит, Андрей Белый и хочу убить Александра Блока из-за того, что он стоит на пути моего счастья с Любовью Дмитриевной. Иду по ночной Красноказачьей, где жуткие бараки прикрыты сайдингом, и сам думаю, сжимая револьвер: - Хоть бы ворота закрыл... тогда я развернусь и пойду домой. Ворота этот идиот не закрыл, и я чуть не плачу - придётся довести начатое до конца... но тут какой-то блохастый пудель выбегает из этих ворот и начинает рычать.
-Старый мир как пёс безродный, - сообщаю я себе самой и... просыпаюсь, т.к будильник решил, что "уже достаточно" - т.е. и выспалась, и сон тематический посмотрела.

Анекдот про детей такой:
-Анна Андреевна, можно сдать стихи неприличные?
-Нет, нельзя.
-Ну, они же есть у поэтов двадцатого века...
-У Пушкина они тоже были. Но это не значит, что мы будем читать их в школе. Их надо читать в гусарском обществе, в офицерском клубе...
-Анна Андреена, но сейчас нет гусарских клубов!

(а то я не в курсе! а бедным молодым людям пойти некуда!!!)

Тут Вольдемара с Гогой посетила гениальная мысль: - О, давайте в школе организуем клуб гусаров!

Мы с девочками тихо застонали, т.к. до этого мы уже прослушали информацию по телепузикам, губке бобу и другим героям молодёжи (что первый класс, что одиннадцатый...). Но гусары - это было что-то новенькое...





Collapse )
American dream

(no subject)

Вирга читает стихотворение, которое сама выбрала - т.е. Бальмонта. Закончила:
- Но нельзя к минувшему остынуть, Но нельзя о прошлом позабыть!

Виолетта сообщает: - Не всегда. Иногда вполне можно преодолеть и...

Все пробудились от утренней дремоты и с удивлением на неё взглянули. Все, включая Виргу: - Вообще-то это не я автор...
-Виолетту пробило, то есть проняло, - говорю с почтением.

Пришлось достать забытые пластинки, распечатки текстов песен (дети не прочь даже спеть!), а я зареклась, что никаких песен-плясов и вообще я не стану им носить ничего любимого, т.к. "это никому нафиг не надо", отчитаю курс как честный человек и всё. Никакого чтения вслух.
Закон жизни: чем меньше ожидаешь - тем больше получаешь в итоге.

В целом, мне нравятся эти дети. Предыдущие были пассивно согласны со всем, что им сообщали и бровью бы не повели, вздумай я читать им рэп. Этих же волнует и удивляет всё, а ещё мне впервые в жизни приходится отвечать на вопросы по литературе (и не на все я могу ответить), поэтому... мне самой интересно, а это, надо сказать, давно забытое в моей жизни чувство.