October 4th, 2015

teddy

"давайте восклицать, друг другом восхищаться..."

из объяснительной хирурга
я сделал белый самолет
и он летит в нем пассажиры
и ты мне машешь из окна

(с) пирожки

Зоя Ивановна обрадовала с утра: - Аня, знаешь, кем ты будешь на празднике урожая?
-?
-Осенью. Тебя повысили. После мышек-ёжиков.
-Мне мышки-ёжики больше нравились... там слов не надо было учить - за ширмой-то...

Какие-то сумасшедшие родители мне задарили сертификат в иль дэ ботэ... я, прям, потряслась, ибо вошла уже в роль бедного и голодного русского учителя, который ходит пешком, сверкает безумными очами и не спит. Хоть не мёрзнет, и на том спасибо! А тут ещё и зарплату дали. Раздала долги и... буду продолжать гнуть линию русского поэта, у которого "шумят берёзы, и всё понимают" (а пальма, чё, поймёт тебя? - хренушки).

Бонечка сегодня заявил: - А я уже хочу играть.
Седьмым уроком (моим седьмым...) сурово его срезала: - Сиди и молчи. Вернее, пой... со мной. Мы и так почти играем.
-Нет, я хочу в игровую идти...
-А я тебе уже надоела? - я включила ядовитый сарказм, который, обычно, наповал сражает четырёхлеток.
-Ещё нет, - чистосердечно ответил Бонечка.

Мне кажется, что в этих фразах вся суть моих несложных и недолгих отношений со всем человечеством, богом, мирозданием... чем там ещё? - со всем, короче-то.
angel

"невлюблённому жить гораздо проще и интереснее":

Я ощущаю свободу, когда никого нет рядом,
И никто не знает моё имя....

Видит Бог, я жива.
Бог знает, как я умирала.
Бог знает, молила,
Молила, унижалась и рыдала
Видит Бог, когда-то я любила,
Бог знает, я лгала,
Бог знает, что я пропала,
Бог даровал мне жизнь.
И Бог свидетель, я пыталась,
Видит Бог, я пыталась,
Видит Бог, я пыталась,
Видит Бог, я пыталась...

Иногда я поднимаюсь утром
От света красных, синих и жёлтых вспышек.
По понедельникам меня разрушают,
По пятницам я опять восстаю...


Мне будет даже как-то не по себе, если после этой - Лана Дель Рей напишет ещё какую-то песню. В принципе, всё самое главное - тут.

Детям на уроке я объяснила, что Золотой век проходят потому, что это счастье, это золотое детство и сплошное сияние, короче. Ибо все те поэты выбирали свою смерть сами (никто их на дуэли насильно не тянул...): и принимали вызовы и бросали вызовы, и даже работа атташе при посольстве враждебно настроенного государства - это определённый выбор, подразумевающий возможность эм... определённого окончания карьеры.

Поэты Серебряного века не выбирали свою смерть. Более того, после 22-го года, многие из них не выбирали даже свою жизнь. И поэтому "сохрани мою речь навсегда" - потому что кроме речи от них ничего не осталось. Именно поэтому в средней школе проходят только Золотой век. Потому что детство - век именно золотой... а дальше у взрослых людей начинается век Серебряный. Впрочем, у кого-то - деревянный, стеклянный, оловянный. Или каменный (я выразительно посмотрела на Гогу - каюсь...). У меня самой, безусловно, продолжается век золотой, но с элементами слегка стального и закалённого.

Всё-таки, как мало и как много нужно человеку... пять лет, что я совсем не занималась тем, что люблю, каким только причудливым образом я не убивала время!.. Впрочем, при отсутствии любимого дела я всегда смогу найти заменители. Но опять и опять в памяти всплывают слова Агаты Кристи из романа "Пропавшая в апреле": "и если ты думаешь, что твоя любовь - или любовь вообще - может заменить кому-то любимое дело - ты сентиментальная дура, и больше никто".

С другой стороы: либо любовь, либо любимое дело. Было бы странно раскатывать губы и думать, что может быть и то, и другое (может, ещё и денег попросить? детей? друзей? прекрасных принцев? - смешно представить даже...).

Наутро мне будет стыдно перечитать это, и... совершенно некогда. Думаю, что после завтрашних шести уроков, как обычно, мне всё это будет глубоко пофигу, т.к. за ночь нужно будет успеть приготовиться уже на понедельник...
teddy

"чтоб ошибившись раз - не ошибиться снова"

Что я так взъелась на Зою Ивановну мысленно? - она сегодня весь день торчала в учительской, а я уже привыкла быть там утром одной, вернее, с целой толпой мёртвых писателей, с которыми я так славно провожу время, обливаясь слезами: - Они такие молодые, такие молодые... учитывая, что я их знаю и старыми (достаточно, обычно, заглянуть в более поздние источники), мне это всё особенно важно и дорого.
И понимаю я их уже и вперёд, и назад, и исподволь, и как-угодно потому что "и бог умер", и любви нет... в том смысле, что к какому-то возрасту доходишь до светлой и свежей мысли, что любви-то у меня, например, никогда не было. Как до Белого это дошло, подозреваю, уже после Перовской, Менделеевой, Тургеневой... т.е. настоящей никогда не было ("и до смерти не будет уже ни одной настоящей любви" - как я любила цитировать пять лет назад и... как в воду глядела, разумеется).Но при том, что все они, безусловно, трагичные, настоящие, первые и последние... Но не те... и не то, и вообще... досадно, ну ладно.

Смотрю тут "Аббатство Даунтон" и понимаю, что я люблю лорда Грэнтхема и мистера Карсона. Одёргиваю себя, что запросы чрезмерные, но... боюсь, я искренне не виновата в том, что "героев не встречала в этой жизни".
say in jest

(no subject)

Когда бороться с собой устал
Покинутый Гумилёв
Поехал в Африку он и стал
Охотиться там на львов.
За гордость женщины, чей каблук
Топтал берега Невы,
За холод встреч и позор разлук
Расплачиваются львы.

Воображаю : саванна, зной,
Песок скрипит на зубах..
Поэт, оставленный женой,
Прицеливается. Бабах.
Резкий толчок, мгновенная боль..
Пули не пожалев,
Он ищет крайнего. Эту роль
Играет случайный лев.

Любовь не девается никуда,
А только меняет знак,
Делаясь суммой гнева, стыда
И мысли, что ты слизняк.
Любовь, которой не повезло,
Ставит мир на попа,
Развоплощаясь в слепое зло
Так как любовь слепа.

Я полагаю, что нас любя,
Как пасечник любит пчел,
Бог недостаточной для себя
Нашу взаимность счел-
Отсюда войны, битье под дых,
Склока, резня и дым:
Беда лишь в том, что любит одних,
А палит по другим.

А мне что делать, любовь моя?
Ты была такова,
Но вблизи моего жилья
Нет и чучела льва.
А поскольку забыть свой стыд
Я еще не готов,
Я, Господь меня да простит,
Буду стрелять котов.

Любовь моя, пожалей котов !
Виновны ли в том коты,
Что мне, последнему из шутов,
Необходима ты?
И, чтобы миру не нанести
Слишком большой урон,
Я, Создатель меня прости,
Буду стрелять ворон.

Любовь моя, пожалей ворон!
Ведь эта птица умна,
А что я оплеван со всех сторон,
Так это не их вина.
Но, так как злоба моя сильна
И я, как назло, здоров,-
Я, да простит мне моя страна
Буду стрелять воров.

Любовь моя, пожалей воров !
Им часто нечего есть,
И ночь темна, и закон суров,
И крыши поката жесть..
Сжалься над миром, с которым я
Буду квитаться за
Липкую муть твоего вранья
И за твои глаза!

Любовь моя, пожалей котов,
Сидящих у батарей,
Любовь моя, пожалей скотов,
Воров, детей и зверей,
Меня, рыдающего в тоске
Над их и нашей судьбой,
И мир, висящий на волоске,
Связующем нас с тобой.

Д. Быков

P.S. Редкий случай, когда я пощу эти стихи не по "горячим следам" (в неизменной роли Гумилёва), а в здравом уме и твёрдой памяти просто потому что "прохожу" биографию Гумилёва. Боже, спасибо... нет, серьёзно. В здравом уме я это стихотворение ещё лучше способна оценить!