October 7th, 2015

American dream

light on my life, let there be light... let there be light...

Марина Ивановна: - Ты завтра отмечаешь д.р. Цветаевой? Можно прийти?
-Да, отмечаю. Поэтому мы и дорогие дети завтра будем проходить Ахматову. Не приходите. Придите в пятницу на развесёлую клюкву... а то завтра собралась нас навестить Мария Фёдоровна. И я заранее в печали - во-первых, дети не станут отвечать при ней по Есенину (они уже сегодня цыкали и качали головой при очередном упоминании кабака с девками), во-вторых... Мария Фёдоровна лет пять назад уже посещала у меня урок с подобной временной эпохой - т.е. совсем тоже самое спрашивать мне как-то не хочется, но историю я завтра должна повторить. Ещё я хотела "Реквием", а меня смущает, что она хорошо знает тему - раз; потом будет ощущение, что у меня одна тоска на уроках, всё мрачно, все мы умрём...
Одно утешает - всё неприличное мы закончили. С Марией Фёдоровной у меня бы слова в горле застревали (какой кабак, какие девки?). А то у меня такой образ хороший - изо-всех сил убеждаю детей, что я в таком восторге от Маяковского, что с удовольствием пополнила бы ряды его женщин (точно не пополнила бы - раз; он не в моём вкусе - два; впрочем, вообще никто из поэтов, к счастью); потому что одна сплошная радость стоять в один ряд с Вероникой Витольдовной и Татьяной Яковлевой и... прости Господи, Лилей Юрьевной.
Ну, это я пытаюсь просто подчеркнуть, что женщины-то у него действительно были все умные и прекрасные (!); правда, я больше всех люблю Марию "вошла ты резкая как нате, муча перчаток замш..." - ибо она действительно пожала плечами, развернулась, ушла и вышла замуж, а потом оставила мужа заграницей и вернулась в Россию делать революцию - записалась в Кон.армию. Потрясающая, правда?..
А в старости её одолел артрит - она не смогла работать (была скульптором), поэтому... покончила жизнь самоубийством. Невероятно крутая была та Мария...
say in jest

(no subject)

Две недели эпохи меня изрядно вымотали, и раз я сорвалась и рассерженно стала выговаривать Матфею, который решил мне хамить: "я бы ответил, но вы меня перебили... я вообще не буду"
-Вы шумите так именно потому, что вы единственный в классе, кто не сдал наизусть стихотворение прошлой недели? хотя остальные сдали уже два! - именно поэтому... громче всех кричит тот, кто неправ, ведь правда?

Вечером я точно также стала вопить на Мишеньку, который "открывает рыбка рот, но не слышно, что поёт", хватает мои вещи: - Ой, извините, я залез в вашу сумку и достал телефон, т.к. подумал, что это мой
(да, первоклассник держит меня за идиотку).

Тут я орала уже погромче, и Мишенька сообразил (в отличае от Матфея), что надо говорить: - Извините... простите. Хорошо! Буду петь. Извините, я правда, всё беру без спросу... забываюсь. Хорошо, петь, так петь. Учиться так учиться.
Боюсь, что Мишенька лучше знает, как вести себя с нервными женщинами (у него мама в ожидании очередного малыша - видимо, опыт-опыт).

Зато днём шла по улице, кривясь ртом и бровями, а потом начала бормотать: - месяц... когда светит чёрт знает как, я иду, головою свесясь, переулком в знакомый каба-а-ак... и всю ночь от зари до зари я читаю стихи проститут-у-уткам и с бандюгами жарю спи-и-ирт...
Меня остановил какой-то дядечка и осторожно спросил, всё ли со мной в порядке?

Ошалевшими глазами посмотрела на него, рассеянно улыбнулась и пошла прочь. Нет, хорошо, что два дня осталось, а то я уже слегка подустала от тематических снов.
Приснилось, что у меня новый класс, где в первом ряду сидят Владимир Кошевой в молодости и Диана Крюгер времён "Трои". И та постоянно уперкает первого, что тот слушает мой урок, а они классом решили его сорвать, а он выбивается из коллектива.

Русская литература - страшная вещь.

Два анекдота от детей:
Услышали опять про кабаки и хмуро спросили: - Откуда у него столько денег было?
-Ну, модный поэт... а ещё важно правильно жениться.

-И чем закончилось "Облако"?
-Он сказал, что он бог и ушёл... ну, вроде, не очень-то и хотелось... подумаешь - отказала.
-А Маяковский - бог?
-Смотря в чём, - смущённо покраснела Виолетта.

-И весь класс в сочинении просто написал о том, что я им врала на предыдущем уроке. Никто своей головой не подумал... все мне поверили.
Гога: -Ну, кому-то же надо верить, анна андреевна! Цените - мы вам доверяем!
-Не мне, ребята. Можете верить Марине Ивановне... впрочем, ей тоже не стоит, - добавила я, вспомнив, как сама училась у неё в старших классах.