October 8th, 2015

april

"Красною кистью рябина зажглась..."

В утренний сонный час,
надевая в сенях калоши,
я полюбила вас...
Максимилиан Волошин.

- это я всю ночь вчера изощрялась в сочинении виршей на запоминание детьми имён...
самое удачное, думаю, это:
-в утренний сонный час
в отсутствии жизни плюсов
мне даже мил поэт
Валерий Яковлевич Брюсов.


Этот приём я уташила у Широглазова в "Анна Андреевна тянет к нему руки, но стеною соседи шумят... трам-пам-пам, трам-пам-пам" - и я там просто плотно сжимаю губы и говорю "спасибо, садитесь" - в начале урока.

Не знаю, что будет завтра, но сегодня... был филиал женской православной гимназии в стенах богемной вальдорфской школы. Почему женской? - потому что мальчики резко забыли всё, что они тут кричали ещё вчера про Лилю и прочих; смотрели вникуда, в пол, в тетрадь, а оживлялись слабо только, если я спрашивала про исторические факты. Ни слова я из них о поэзии вообще выжать не смогла.
Во-первых, все переполошились на словах "придёт Мария Фёдоровна" - начали копаться в сумках с удвоенной истерией (доставать какие-то листочки, сочинения и т.д.), во-вторых, сперва стояли как на плацу (Марина Фёдоровна тоже не выдержала и встала - всё-таки такое облие пафосных стихов вслух - не фунт изюму), остаток урока сидели как в ритуальном зале. А была этим... распорядителем похорон, видимо. Ну, потому что Мандельштам и его сложные отношения со Сталиным - раз; Ахматова и "Реквием" (к своему стыду я только "приговор" наизусть знаю) - два. Не забудьте ещё, что в начале пары у нас шли конструктивизм-имажинизм, а также Есенин-Есенин-Есенин-Маяковский, и я начала сильно путаться в многочисленных жёнах Есенина, даже пару раз хмуро сказала, что если хотите рассказать об очередной неземной любви - называйте имя-фамилию и стихотворение. Потому что я в них путаюсь.
В этом смысле с Маяковским несравненно легче. Просто всё для Лили. Кроме того, что к Татьяне Яковлевой...

-Знаете, есенинская Татьяна - это как Ахматова-Гумилёв, - вдруг сообщила Виолетта.
-?!
-Это метафора. Я о сложности их взаимоотношений.
-А... так. хорошо, - я наморщила лоб. - Откровенно говоря я помню только первую.
-Анну, да? - проснулись и сотоварищи.
-Да. Потому что он с ней потом долго дружил хотя бы...

Но вообще-то я сегодня собрала больше всех перлов:
-Каким пирожным был отравлен Валентин... простите, Григорий, Распутин? (я начала сильно их путать с тех пор, как сплю по три-четыре часа - это к тому, что речь у меня просела к концу эпохи заметно).
-И у многих моих молодых людей... то есть не молодых... то есть не моих... короче, не у моих молодых людей... у многих... на стене висят эти стихи не Есенина. И не стихи.

Тут дети оживились и давай цитировать:
"Всегда и во все времена, хорошие, добрые девочки от хулиганов сходили с ума" - ага, щас даже татуировки такие делают, прикиньте?
-Прикинула, - пригорюнилась я. - А мне каково? - не буду же я писать всем на стенах: - Ребята, это не Есенин!

Вообще - чем больше я общаюсь с Гогой и сотоварищами - тем больше радуюсь, как педагог, и тем больше грущу как человек. Если уж гога-сотоварищи в курсе, что это НЕ есенин... но я нашла Петям новые оправдания! - например, Петя старший просто учился в смутные 90-ые годы. Поэтому у него такие пробелы в образовании. А так он умный мальчик.

А теперь о хорошем: в восемь утра меня подкараулили девочки из 8-го класса и подарили подарки ко дню учителя. Самым лучшим была огромная ветка рябины, с которой
я потом всюду ходила, все хвалили... и в трамвае, и на улице, и в магазине...

Коллеги спросили: - Это для урока литературы? У Цветаевой день рождения!
-Ах, нет... это мои англоязычные дети меня поздравили. Русскоязычные дети меня не так хорошо знают.

А Марина Ивановна таким образом передаёт мне ежегодный привет с того света, и я утешаюсь: она, надеюсь, понимает, почему я никогда по ней уроков не провожу... Марина Цветаева всеохватна и универсальна, Марина Цветаева проходит через все мои уроки красной нитью, ибо я бесконечно к ней обращаюсь, цитирую, ссылаюсь на её рассказы и прозу, а сегодня было:

-Много храмов разрушил, а этот - превыше всего,
Упокой, Господи, душу
Усопшего врага твоего.

P.S. Утром я съездила и поучила ребёнка в Солнечном, теперь у меня там ещё двое, а потом пара с восьми до десяти вечера. Завтра в восемь утра я должна провести такой открытый урок, чтобы дети вспомнили хоть кого-нибудь, кроме Есенина-Маяковского, а то Марья Ивановна решит, что мы две недели кряду изучали футуристов-имажинистов, а также создали офицерский клуб, где перемывали кости их жёнам.

Гога: - Можно я на завтрашнем сражении буду белым футуристом, а?
:)