October 15th, 2015

say in jest

"все эти поиски пути в родном болоте, где проще квакать, чем идти..."

А тем временем, я тут пережила очередной жизненный удар - Лидия заболела, дочь её уехала работать город; и думаю, что казацких коней мне не видать до следующего лета, например.
Поэтому я начала срочно искать замену - даже нашла что-то подходящее, но... тут резко испортились погоды, навевая унынием ноября. А с тех пор, как мои выходные забиты Бэбилэндом надо учитывать, что шееломательно скакать по лесам я, видимо, буду одна. Хотя Настенька ратует "за", но она сейчас вся в ожидании танго, поэтому... не, я бы и одна ринулась, очертя голову, но ох уж мне эта компания среди недели... теперь со мной можно продуктивно дружить только в будни.
Опять же... я мрачно соизмеряю свои нынешние доходы и хмуро прикрываю глаза. Жить с увлеченями можно только, работая работу по восемь уроков в день, а так... ну, я много читаю, да. Это утешает.
Отпускные мне так и не заплатили, но я поражаюсь своим терпению и самообладанию. Впрочем, я им давно приятно поражаюсь.
Вчера встретила Петю Второго с симпатичной девицей с ногами как у жирафа, но даже бровью не повела. А вместо этого открыла наконец аудиофайлы и до трёх ночи... занималась. Восстанавливала то, что нагуляла во время единственного разврата и разгула своей жизни - эпохи Серебряного века.
К сожалению, обнаружила странное: файлы, начитанные носителями, я понимаю хорошо, а голос преподавателя у меня не находит душевного отклика и... я постоянно ставлю на паузу и тихо ною, записывая предложения.
А вообще я не злая, а просто... нет, я злая. Сегодня отвела один урок, теперь поеду на педсовет по тайской сёмге, а потом у меня с четырёх размазаны два урока до... восьми, когда у меня, значит, любимая вечерняя пара.

Мне одной кажется, что я бездарно и скучно провожу остатки своей молодости? - в этом году я осознала, что даже прыгать мне неоткуда (разве что с моста без верёвки), ибо прыжки в ДОСААФ-е и в лесу всегда по выходным. Вся надежда на коней. Меня должны спасти кони за тыщу рублей в час (тихо и мрачно застонала).
Впрочем, я сильна духом и не ною по своему коню, т.к. я из породы тех легкомысленных и сильных девиц, которые описывала Джеруша Эббот: "если бы мой муж и одиннадцать летей погибли во время землетрясения - я бы уже на следующее утро раздумывала, где мне раздобыть новых?".

Кол-во неадеквашек, которых я так люблю притягивать, в этом году возрастает, и я с интересом слежу за своим духовным ростом: когда мне, в минуту душевного одиночества, хочетя кому-то что-то написать, я резко вспоминаю бедных и неприкаянных товарищей, которые любят писать и звонить мне - и говорю: "ты хочешь быть похожа на N?" - ощущения, конечно, ушатводыобливательные - процент назойливости всегда прямо пропорционален собственным тайным ресурсам.
april

Пэн

Джо Райт, решил отдохнуть от "Карениной" кардинально: сняв "Пэна".
Русские фильмы даются ему лучше. Пираты были подозрительно похожи на что-то вроде "Айболит 66" - т.е. эти речевки-массовки - словно оттуда аллюзии.

Понравилось: виды, красота, прыжки, полёты, Тигровая Лилия, Крюк, полная чушь сценария - т.е. по мотивам, этакий фанфик. Понимаю, уважаю. Так, вдохновившись "Питер Пэном", можно фантазировать бесконечно. Уолт Дисней так сделал и... получилось гениально.

Что упущено и потеряно целиком: диалоги, язык, ирония, шутки, понятные взрослым. Вообще - контекст для взрослых утерян (его заменили любовной линией, которая хороша, но могла бы быть в любом детском фильме - не в духе Барри, т.е.). Хуже того: есть попытки эту "нотку" воспроизвести во время монолога Чёрной Бороды... что-то фальшиво-сентиментальное, но с нотками истерии - обращаясь к ребёнку, а ребёнок, бедный, реагирует только на фразу "хочешь конфетку?". Тогда как произведение Барри цепляет именно тем, что все там друг друга понимают. И книга цепляет и взрослых, и детей, и даже... подростков (у коллеги есть опыт переживания "Питер Пэна" в одиннадцатом классе).

А я до дрожи сердца люблю места, которые пугали в детстве: когда дети летят в Нэверлэнд, а Питер постоянно улетает вперёд, а им страшно, что они упадут в море, над которым летят... а взрослой... когда Вэнди замечает, что временами у Питера чужое лицо. Думаю, что у большинства из нас был неприятный опыт, когда собеседник (это всегда близкий и родной человек), улетая мыслями, делается отрешённо-чуждым, и в какой-то момент хочется его окликнуть и разбить это опасное ощущение чужого лица.
-Питер! Мне кажется, что ты меня забыл....
-Ой... правда. А ты мне напоминай "меня зовут Вэнди - и я вспомню!".

И её грустное понимание, что Питер даже не объяснил и не заметил, что не прилетал целый год. А до этого - наоборот - опасение, что он заметит, что детское платье её мало, едва прикрывает коленки, но... Питер, разумеется, ничего не заметил.

Мне кажется, в этом абзаце приведена коротка вся трагедия нашего разного восприятия мира.


Collapse )