October 23rd, 2015

teddy

пролетая над

Поскольку я вышла на ещё одну работу, то не перемину воспроизвести слова десятилетней давности:
-Чем больше обеспечены дети и родители - тем больше проблем.
Тогда я писала про частный садик, куда отправилась работать, будучи восемнадцатилетней соплей, не очень ориентированной на учёбу (мне в молодости самоуверенно казалось, что я creative and family oriented, но, оказалось, что ни на то, ни на другое). Потом я это повторила, когда пришла в вальдорфскую школу в качестве учителя, повторила, когда пришла туда опять (и опять в качестве учителя...) - повторяться стала с годами, согласна... Короче, повторю в третий раз: - чем больше у вас денег - тем больше проблем.
Сюда же - чем больше ума, чем больше красоты, таланта, чем больше ещё-ещё-ещё чего-нибудь.
- Это ещё один филиал школы, - подумала я в первый день. Зато иногда до меня долетают какие-то вести про Армагеддончика, которая меня сюда и сосватала.
Например, недавно она подстригла кота. Под пуделя. Налысо. Только кисточка осталась.
И почему я не удивлена? Девица уже даже школу закончила, но ни на грамм не изменилась. И это хорошо: мощный потенциал никуда не делся - это главное, я считаю.

В садике всё очень красиво, и детей, как в европейских садиках, связывают канатом, отпуская на прогулку; где солнечно-жёлтые стены, рисунки на них, нежнейшие занавески, ковры с рисунками, деревянная прелестная мебель, два этажа идеальных интерьеров...

Сегодня мама кормила меня ужином, ибо я ушла к десяти утра, а закончила свой круговорт учёб-работ только в половине десятого вечера; а я, значит, вещала:
-Познакомилась с адекватным молодым человеком в футболке с Хрюнделем, очень трезвомыслящий. Парню три года.
Сама начинаю смеяться. Отсмеявшись, продолжаю: - На всякий случай составила знакомство с его мамой - чтобы они не вздумали бросать занятия... ну, вдруг! - а поддержка в виде костяка молодых людей, на которых я в любой момент могу опереться.... читай "всегда", ибо трудная минута у анны андреевны длиной в жизнь. Короче, нужна мне группа поддержки в виде адекватных парней с соплями до пуза, но в футболке с Хрюнделем. Таких детей видишь среди трёхлеток намётанным глазом - они не закатывают глаза, не колобродят вдоль стен, собирая руками невидимую пыльцу фей и не ползают на четвереньках под столом, не обращая внимания на то, что какая-то движуха. Они реально отвечают на вопрос "хау а ю?" - "дела? - хорошо! - а, ну, файн!" - мгновенно среагировав, а не покатив мне мячик с обратным и послушным "хау ду ю ду?" в ответ. Словом, это моя первая проверка на "необычность" - ладно, не буду открывать профессиональные cекреты... а то потом тебя люди шарахаются: вдруг ты их детей диагностирушь каждую минуту? хотя бесплатно тебе это, обычно, нафиг не сдалось...

Есть у меня чудесная барышня с колдовским взглядом - в одном глазу крапчатая бабочка коричневого пятна на зелёном фоне. Есть худенький веснушчато-голубоглазый паренёк до не знаю чего, похожий на Марка из прошлого года, который постоянно попадался мне на глаза в Бэбилэнде, но учила я его раз в жизни - на подмене. Впрочем, всегда запоминаются те, кого учил от силы пару раз в жизни - и они тебя тоже всегда хорошо помнят. Согласитесь, десять лет притупляют свежесть впечатления и память!.. Так, люди, с которыми ты зачастую провёл бок о бок десять лет, о тебе не вспомнят даже раз в год - с днём рождения поздравить. А один раз - это серьёзно... это прямо в сердце. Это почти навеки.

Эмма Львовна важно сказала, что ей кажется, что я уже сделала всё возможное в том, чтобы зарекомендовать себя в округе. Мне же пока кажется, что я этот месяц работаю исключительно на то, чтобы доказать всем, что я не верблюд и не вундеркинд.
-И неужели вы давно работаете? - а с виду - девочка совсем...
Говорю одной сотруднице: - Как приятно... вы - полная тёзка моей мамы.
-Наверное, в нашем поколении это было вообще частое имя... а вам, простите, сколько лет?
Озвучиваю и разрушаю миф о том, что эта отнюдь не старая женщина могла бы быть моей мамой. Разве что старшей сестрой.
Родители тоже мрачно гадают: на каком я курсе института? - а я ведь уже вполне привыкла к тому, что по центру предыдущему уже давно разнеслась молва о том, что а.а. просто так выглядит, но отнюдь не молода, а многоопытна и сурова.

Ещё меня подотпустило на тему официоза в одежде - в Б.Л. я к концу прошлого года расслабилась, сперва отменив лично для себя обязательный макияж, капроновые колготки, туфли на каблуке, строгие платья, ибо зарекомендовала себя: даже, если сделаю дреды - никто не усомнится в моей профессиональной хватке; здесь же я разгуливаю в легкомысленных нарядах, забывая придать лицу скорбное выражение.

Впрочем, вечером я эту "распустёху-студентку" ловко изображала в ин'язе, забыв пропуск и виновато оправдываясь перед охранником. Предъявить мне было нечего - в сумке не было даже паспорта. Только футбольный мяч из Икеи, овощи, медведь и принц-лягушка оттуда же; два красных лондонских автобуса, книга про Лолу и Чарли, розовые пушистые тапочки и ещё что-то по мелочи.

А ещё я люблю ночной Солнечный... идёшь от окраин аэропорта, пересекая территорию гормолзавода, пересекаешь дорогу на Листвянку, проходишь Солнечный насквозь, идёшь к стоматологии к окнам освещённого сабвея, чтобы сожрать сэндвич с луком и мясом, а потом ехать на учёбу, зажав стаканчик с кофе в руке... во тьме и черноте октября иногда, вдруг, в свете фонаря, полыхающая необлетевшим золотом одинокая берёзка... или зловещие очертания ящика на колёсиках... они стоят под мусоропроводами девятиэтажек... и неужели ими ещё кто-нибудь пользуется? - судя по том, чтобы к ящику никаким боком не подъехать - вряд ли. Что-то невообразимо советское в этих наивных изобетениях человечества на ниве быта в том есть!..
И только стук каблуков твой прошивает дворы насквозь... и ни души. Все или умерли, или "дома сидят, телевизор смотрят". Короче, это был пост о том, как прекрасна бывает жизнь, если в ней одна только работа, и ты можешь быть отрешён от быта, жизни и... всех её остальных проявлений. То есть вообще. Совершенно. Абсолютно.
Хотя иногда я вспоминаю, что, кажется, пила сегодня (или наоборот: давно не пила и не ела, т.е. нетвёрдо стою на ногах или раздражаюсь на то, что с детьми мы это учим с сентября, а они ещё не запомнили... хотя, возможно, эти вот, конкретные, дети учат это со мной раз третий) или, что, например, сегодня я точно посещала в туалет между вторым и третьим уроком. Впрочем, иногда мне бы хотелось почаще смотреться в зеркало - не скрою. Или, например, как-то последить за собой; с дырой в зубе я хожу с сентября; но Бэбилэнду всё равно - деньги-то он зажал, и я делаю ставки, что отпускные получу к декабрю - там и зуб залечу, и долги отдам... впрочем, всё это довольно второстепенно. Ибо главная задача этого последних лет: вообще перестать жить, а только работать. Всё равно ничто так, как она, родимая, не помогает... "какие танцы? - на улице минус двадцать", - если обращаться к ременисценциям из ранней Земфиры.

Настенька, впрочем, так мне и выклёвывает печень с милонгой. И я даже обещала, что разок мы прогуляем учёбу и сходим: я с ней торжественно посижу и "посмотрю". Года-то мне не хватило разглядывать танцующие парочки... тот ещё уровень дзена - "порадоваться за других". С другой стороны: год смотреть на чужое счастье и... ты вполне способен не только радоваться за всех окружающих совершенно искренне, но и считать жизнь прекрасной. Не свою, конкретную, но чью-нибудь чужую - почему нет?
Мне кажется, что это определённая победа духа над собой. За неимением других побед - запишем в счёт. Это я так... грущу только о том, что никак не могу подобрать себе не слишком дорогостоящее хобби, которое бы можно было бы втиснуть в мой плотный график. Сегодня звонила ещё одна семья, но я уже только разводила руками, ибо свободны остались лишь вечер субботы и вечер воскресенья, а это - явное издевательство над детьми и даже над супервыносливой мной. Все мои увлечения стоят дорого, и я уже всерьёз размышляю: не купить ли коня и не поставить в конюшню? - шучу, конечно... но меня слегка огорчает невозможность всего и сразу: в выходные я очень хочу ездить на каток, но работа укатывает меня так, что в пять минут я едва переставляю ноги до дома, а отнюдь не в сторону другого конца города с фигурками в сумке.
День, когда я смогу быть уверена хоть в одной работе, чтобы хоть с одной тогда распрощаться - будет великим днём. Жду его больше, чем в детстве дня рождения.
Короче, это был просто пост о том, что больше всех в колхозе работала лошадь, но председателем она так и не стала. С другой стороны, я, может, впервые, после смерти Пети, а через год - бабушки - счастлива и спокойна, ибо нагрузила себя именно настолько, насколько мой огромный творческий потенциал позволяет!.. А он позволяет многое: плохо, что это фактически всегда вопрос минимального выживания, а в идеале хотелось бы помогать больным и убогим в рамках Красного креста или организовать приют бездомных животных... оставим легкомысленную беготню за байкерами, прыжки со зданий и прочие глупости в прошлом; правда, вместо чего-то полезного человечеству - у меня просто много мелких работ, и ни одной по-настоящему важной, наверное... отсюда стало быть некая меланхолия.
april

"Когда ты вернёшься - всё будет иначе, и нам бы узнать друг друга"

И о хорошем... отыскала все интервью с Одоевцевой. Выяснила также, что в пору "с бантом" она была уже далеко не так проста, как кажется, но начала новую жизнь под новой фамилией (взяла имя покойной матери), а до этого Ираида Густавовна Гейнике выходила замуж в Риге и... благополучно развелась, а потом уехала в Петербург, чтобы стать "русским поэтом". Неплохо, правда?
Отрывок из ненаписанной "На берегах Леты":

"Мне шесть лет. Меня будят, надевают на меня белое плиссированное платье и тащат в столовую. У родителей сегодня гости, и меня, как это часто бывает, заставляют читать стихи. Моим родителям казалось, что гостей это очень развлекает, но я уже и тогда понимала, что им это скучно. Меня ставят на буфет, и я сейчас же начинаю читать весь свой репертуар: басня «Maître Corbeau», «New Year’s Bell», «Три пальмы» по-русски и по-немецки – целую «серьезную» балладу «Der Taucher» Шиллера. Я все еще безграмотна: не умею ни читать, ни писать. В России детей начинали учить грамоте не раньше семи лет. Но у меня была удивительная память: я выучивала наизусть вещи, которые мне часто читали вслух.
Прочитав весь свой репертуар и выслушав аплодисменты, я уже собралась слезать с буфета. Но тут одна из дам обратилась ко мне: «Деточка, а ты не знаешь ли что-нибудь по-русски – “Жил-был у бабушки серенький козлик” или что-нибудь такое?» Я выпрямилась и с гордостью ответила: «Знаю!» И сразу начала читать:

Хочу быть дерзкой, хочу быть смелой,
Хочу одежду с себя сорвать,
Хочу упиться душистым телом,
Хочу тобою обладать.

Слушатели в ужасе разинули рты: как? почему, кто тебя научил? Я покачала головой: «Не могу сказать: я дала слово». Вдруг моя француженка крикнула на меня: «Скажите, сейчас же скажите, а то завтра будете стоять в углу, пока не скажете». Но я стояла на своем: «Не могу: дала слово». Тут мой отец возмущенно обратился к гувернантке: «Это называется воспитание? Вы что, хотите из нее предательницу сделать? Она права, что не говорит, раз дала слово».
Он снял меня с буфета и, посадив к себе на колени, стал угощать пирожными и спрашивать у меня, что бы я хотела получить завтра в подарок. «Собачку, маленькую пушистую собачку!» И он сказал: «Завтра же ты ее получишь».
И действительно, на следующий день отец принес мне маленькую золотистую болонку с удивительно большими, красивыми глазами. У нас в доме уже был большой сенбернар Джек. А собаки мне казались самыми важными существами в мире.
Поскольку мой Пушок явился как бы наградой за поэзию, меня с той поры еще больше к ней потянуло".

"На берегах Невы" Марина Ивановна подарила мне на мою первую эпоху Серебряного века, а "На берегах Сены" я купила позже - литературной осенью 9-го года, заглянув в книжную лавку после какого-то урока, а там - на полке - точно такая, как "Невы" - с сепийной фотокарточкой на обложке из-ства "Азбука классики". Мне жаль, что
никогда мне не купить "На берегах Леты" в этой жизни.

Эмигрантская пресса едко добавляет, что она бы её дописала, если бы не уехала в Россию; а там, дескать, не нашлось нормального секретаря, который мог бы это всё помочь написать и отредактировать.
А мне грустно от этих уязвлений в "любви", ибо сама, слушая интервью, вижу, как... "не долетает ни одна стрела" - человек восторженно собирается домой, а на трезвые: "а отчего ж раньше они о вас не вспоминали? не на ниве ностальгии по "россии, которую мы потеряли?" - но... "если ты позовёшь меня - я приду, приду, я прибегу" - как поёт Лана Дель Рей. И с любовью часто так... зато я чуточку завидую Ирине Одоевцевой: - Ах нет... здесь все ужасно равнодушные! Такие равнодушные... в России всё будет иначе!
Чем ни о любви в любых её проявлениях? - "моя любовь осталась в XX веке" - мне кажется, что это самая краткая формулировка основной трагедии моей жизни тоже. Помимо остальных - не основных.
out of the sun

(no subject)

Писала тут отзыв для букинг.кома и для папы - т.е. он его просто причесал, сократил и адаптировал. Набросок решила опубликовать сюда. Ибо по-прежнему считаю Пундарику, близ населённого пункта Рипарбелла, самым красивым местом на Земле (и даже Рим или Неаполь не может его затмить в моём сердце):

Превосходное место, если вы истосковались по единению с природой, но при этом не любитель пеших походов по горам с палаткой, а хотите жить на уютной тосканской вилле, спланированной удобно, в просторных помещениях, пользоваться горячей водой, просторной ванной комнатой; забыть о духоте и кондиционерах, благодаря наличию толстых стен и ставен (правда, есть минус - комары вечерами одолевают), погрузиться в тишину и самосозерцания.
Оговоримся сразу: без машины в тех краях делать нечего, т.к. путешествие до ближайшего крупного города Вольтерра займёт около шести часов. Сначала мы думали, что это ошибка продолжения пути на карте, но столкнулись с тем, что автобусное сообщение с посёлком Рипарбеллой, если и есть, то редкое; видимо, следует сперва добраться до вокзала, а оттуда - до Вольтерры, но и от вокзала Вольтерры придётся добираться далее автобусом, ибо тосканские города расположены на холмах.
Рипарбелла - это деревня с парой улиц и парой магазинов. До неё от отеля Пундарика - непосредственно - около двух с половиной километров в одну сторону. Т.е. пешую прогулку мы совершили только один раз. Дорога неасфальтированная, что, возможно, вызывает проблемы во время дождя или гололёда. В хорошую погоду дорога доставляла нам неудобства в том плане, что после пришлось мыть машину: прокат машины с низкой посадкой не подразумевает лесные дороги, заросшие травой, а также пыль, которую машина на них поднимает.
Да, возвращаться ночью пешком или на машине тоже не очень комфортно, т.к., разумеется, в лесу нет фонарей. Только сама вилла подсвечена - подсветка вечерами включается автоматически, что делает нахождение её возможным (тыкаться там в кромешной темноте не самое приятное занятие). Из плюсов: нигде не бывает такого шикарного неба, низких и крупных звёзд, видов... виды затмили виденные раньше Венеции-Флоренции и прочие чудеса рукотворные. На много километров вокруг зачастую нет ни души. Это надо учитывать тем, кто плохо переносит уединение и тишину. Также нужно предупредить, что хозяев на вилле нет - есть смотритель, которые приезжает в день заезда, выдаёт ключи, бельё, принимает оплату. После этого вы запросто можете остаться в этих лесах одни, и только редкие путники или местные жители, ориентирующиеся на горных дорогах, могут нарушать ваш покой.
Да, на вилле не предусмотрены такие привычные вещи как сейф, интернет. Зато кухня отлично укомплектована и вписана в интерьер (никогда не видели такой оригинальной задумки - спрятать её в старинный буфет), есть отличная газовая плитка, холодильник, удобная раковина (редкий случай, когда в апартаментах есть губка и средство для мытья посуды). Вся кухонная утварь в приличном состоянии. Магазины удалены (мы пользовались Lidl в Чечине - это около двадцати км), поэтому в день заезда надо позаботиться о том, чтобы вы привезли еду с собой. Воду для питья лучше набирать в источнике, который находится недалеко от развилки "Пундарика-Рипарбелла" - там же набирает воду всё местное население (иногда у источника бывает небольшая очередь). Мусор мы также отвозили в Рипарбеллу, где были мусорные ящики.

Вилла украшена статуэтками Будды и прочей восточной атрибутикой, видимо, место изначально было ориентировано на людей, собирающихся
для медитаций и занятий йогой - отсюда максимальная удалённость от цивилизации и отсутствие постоянной сотовой связи. До ближайшего пляжа в Чечине 19-20 км, но места там потрясающе красивые - Лигурийское побережье защищено рукотворной лесополосой, которая представляет собой лес пиний. Лес находится под охраной государства, производит ошеломительное впечатление: до этого момента мы не представляли, что в Италии есть такие леса. Есть дикие пляжи, которые в сентябре были фантастически малолюдны - в выходные несколько десятков человек, среди рабочей недели... пара человек на берегу, а в море, непосредственно, никого, т.к. в сентябре купальный сезон официально заканчивается (на многих пляжах убирают лежаки, но ставят стулья).
Словом, Пундарика - жемчужина провинции Пиза, о которой мало, кто знает. И посещение такого места сулит вам совершенно новые ощущения в жизни!




Collapse )