November 15th, 2015

say in jest

(no subject)

Поныла в своём Гефсиманском саду и... бац. Кажется, наконец-то у меня будет меньше работы, больше дела. В том смысле, что я ещё попудингую нынче (тьфу-тьфу). Малышка Мирабель от радости с ума сойдёт, подозреваю... она и так-то на голове ходила на тему общения со мной в коридоре и носила "фанатский шарфик".
Пока портал открыт - надо ещё чего-то попросить... попросила оставить мне ещё трудных детей, которые "как в Красной Шапочке" ("ты размахнёшься по сосне, а трахнешь по ноге") - бац! - мироздание сказало: "бери, не жалко".

И только партнёр по сальсе, коим обнадёжила меня Эйнджел, не пришёл. Ну да не всё сразу. И почта была закрыта... Зато в десятой, кажется, кожгалантерее мне ловко вшили молнию в бабушкино портмоне, которое мама её когда-то подарила, та жалела - не пользовалась, зато Аня таскает его как бабр - соболя.

Понимаю, что пост мутный, смутный, но... перед семью уроками воскресным утром перед нырянием в минус двадцать восемь... я пока могу только так.
say in jest

(no subject)

Видела в трамвае Ромео И Джульетту кондукторов, которые теперь толерантно называются "оператор". Она - с каштановыми локонами, совсем молоденькая, худенькая; он - прибежал к ней из соседнего трамвая, пока они стояли на рынке, потопал празднично ногами, подбежал, чмокнул её в макушку и стремительно убежал в свой трамвай обратно.
По-моему, это прелесть, что такое. Особенно по тридцатиградусным (я преувеличиваю, но не слишком) морозам.