November 17th, 2015

say in jest

(no subject)

О сложной человеческой (не педагогической!) ситуации. Есть у меня барышня пяти лет - Шарлотта и молодой человек Джордж шести лет. У них влюблённость. Или нет... любовь. Влюблённость пока была мы все (Гордон, Стефан и я) жили хорошо; т.е. были просто чужие на этом празднике жизни, вот сегодня Стефан уже психанул, когда Джорджи дёрнул ногой: - А я-то тут вообще при чём?

Сама я тоже раз не сдержалась и предложила Шарлотте и Джорджу поругаться где-нибудь отдельно. Страсти накалялись ещё в начале урока.
-У тебя, Лотта, бусы красивые.
-Вчера надела... ты не заметил?
Всех усмирила. Едем дальше.
-Как дела, Шарлотта? - спрашиваю.
Джордж: - Скажи, айм файн.
-Джордж, почему я всё должна как ты говорить? - я сама скажу, что excellent!

Апогеем был танец со звёздочкой. Джордж лёг на ковёр и замахал плавниками: - Шарлотта, померцай так, как я!
-А Шарлотта к концу урока что-то уже совсем устала от всей этой любви и... отдала звездочку Стефану.
-Ты вообще-то могла бы её мне отдать, - заявил Джорджи, а когда мы убрали всё и достали счётный материал, сгрудились вокруг, завопил: - Ещё и не пускаете меня!
Уткнулся лицом в ковёр и зарыдал.
Все притихли, вжались в стены, а Шарлотта мягко сказала: - Джордж! Ты бы мог сидеть тут как король... но сам не хочешь.

После урока я промямлила что-то: - Надо поговорить с детьми... но слабо себе представляю, как говорить с Джорджем. Вернее, я отлично представляю себе эти разговоры о любви и нелюбви с шести и до восьмидесяти лет. Сама их разговариваю при каждом удобном случае.

Это было терапевтическое письмо себе самой.

Теперь официально: - Со следующей недели я выхожу учителем английского во второй и четвёртый классы (последние мне близко знакомы - что ценно!); помимо своего родного первого. Напрочь оставляю пагубную практику репетиторства с девяти до восьми. Зато оставляю садик с непростыми детьми. Этак у меня вообще не будет чистых выходных, но я делаю ставки на вторник и четверг, в которые я собираюсь хорошо жить - равно - спать. До обеда. А потом царственно выплывать в город на один (!) урок. И всё. Это будут два выходных, - я считаю.

За что я люблю вальдорфскую школу в абсолютном центре города? - за то, что до девяти сплю как барин, а потом в десять с копейками выплываю в зиму, полная лирики и завтрака (плотного). В десять тридцать я уже стою перед первым классом, преисполненная гармонии и любви к ближним. А всё близость к работе и возможность дрыхнуть как сурок... если мне давать поспать - я и с тремя десятками детей справляюсь. Протестировано и одобрено за десять-то лет.