November 21st, 2015

teddy

(no subject)

(о чём ещё думать в восемь утра, опаздывая на работу?)

С детства думаю, что Ахматовой катастрофически не повезло с мужьями. Всеми. Юношеский (и детский) максимализм? - нет. Сунула нос на днях в мамину настольную "Записки об...", с которой с детства в одних широтах живу (читай с Лидией Корнеевной под боком) и... опять об этом подумала.

О покойных плохо не, но... Первый - совершеннейший ребёнок - даже в свои тридцать пять, но наиболее подходящий, конечно. Поэт, романтик... все дела.
Второй - просто тихий сумасшедший (человек учёный, что взять?). Третий всё перечеркнул в моём сознании всё в том же детстве фразой "масло только для Ирочки". Хотя, конечно, логично, что он не обязан был кормить ребёнка от предыдущего брака, разумеется. Если взывать к логике, а не ко "глупым эмоциям", - как мне предлагали все пети.

Мне иногда кажется, что все мои знакомые пети (счастье, что просто знакомые, а ныне все незнакомые) сразу несли в себе пакет взрывчатки в виде "Пуниных"- особенно рьяное отрицание наличия в жизни эмоциональной составляющей, скупости или мелочности, которая всегда меня огорчала...
april

Когда на улице минус тридцать два...

На самом деле днём было весьма по-божески - минус двадцать пять, но мы тыкали друг другу телефонами под нос с коллегой - у неё тоже есть строка "по ощущениям" (чьим? - телефона, видимо...) - минус двадцать восемь. Утром он в "ощущениях" показывал 41. Миленько так...

И поэтому мысленно я отъезжаю закрываю глаза под капюшоном и отлетаю в Италию...
Когда страшишься смерти скорой,
Когда твои неярки дни, -
К плитам Сиенского собора
Свой натруженный взор склони.

Скажи, где место вечной ночи?
Вот здесь - Сивиллины уста
В безумном трепете пророчат
О воскресении Христа.

Свершай свое земное дело,
Довольный возрастом своим.
Здесь под резцом оцепенело
Всё то, над чем мы ворожим.

Вот - мальчик над цветком и с птицей,
Вот - муж с пергаментом в руках,
Вот - дряхлый старец над гробницей
Склоняется на двух клюках.

Молчи, душа. Не мучь, не трогай,
Не понуждай и не зови:
Когда-нибудь придет он, строгий,
Кристально-ясный час любви.

Александр Блок


и даже гул самолёта надо мной кажется какими-то неявным, ибо звуку требуется какая-то лишняя доля секунды в этом разреженном и замедленном воздухе ноября, когда навстречу тебе утром может проплыть совершенно седая девушка лет четырнадцати, машины взрёвывают и раскатываются на асфальте, поднимая взвесь ледяного песка и пара; даже самолётам требуется какое-то лишнее усилие (судя по звуку), чтобы взрезать собою толщу этого воздуха.
Сколько требуется людям - я вообще молчу. И только нежный голосок Богушевской льётся с утра над полупустой Карла Маркса и площадью с фонтаном, но без фонтана, который на зиму прикрыт фанерой и утоптан настом. Она поёт про нежные вещи, а я пишу... ну, или не пишу, а так... показываю. Транслирую. Передаю:

- по иронии судьбы в большинстве помещений мы и зимой выглядим так, как на этом фото... И процесс одевания-раздеваня очень выматывает, признаться... А так - аристоркатическое кафе в Монтепульчано, где подают рыбную или овощную котлетку, политую шоколадом. Салатик из шинкованной капуски тоже сбрызгивают шоколадом. Видимо, в лучших традициях года 1868-го. Но мне-то что? - у нас в "Купце" (рядом с "Оленем", для тех, кто понимает) в швейном отделе всю фурнитуру пакуют в немецкие гемютлихи-пактики с датой аж 18... неважно, что ни "Купца" и ни "Оленя" тогда не было, но... важен сам жест!). А вообще-то я собиралась поразить всех красотой из папиного телефона. Продолжаем разговор!..

Collapse )