November 26th, 2015

teddy

"Так призови меня и награди, твой баловень, обласканный тобою..."

Надо сказать, что садиковские стали даваться раз в десять легче (сегодня набрала их из двух групп штук 12-13 трёхлеток; забраковав только двоих). Путала правда Лассе с Буссе, и последний сказал: - Она совсем какая-то глупая... я не Лассе. А Буссе. Ты глупая!
-Глупая, - покивала я. - Но я тебя почему путаю? - потому что в другой группе Лассе всё бегал кругами... как ты сейчас. Перестанешь бегать кругами и орать - буду называть тебя Буссе.
Вряд ли он вкурил, но не суть.

Суть в том, что сил у меня прибавилось просто потому что я банально сплю отнюдь не по три-четыре часа - впервые с сентября. И учу не только дошколят.
Самоуверенно сегодня махнула рукавом и поделила класс - давайте, мол, петь каноном. А ничё, что я год ничего сложнее "рэд, пинк, йеллоу, пёпл, грин энд блу" не пела? ни на какие голоса никого не делила, руками не махала, с любой строчки не подхватывала? Одна против всех не пела (если они ещё слабо знают слова - пусть поют хором, но "против меня", а я буду петь другой голос)... но, как оказалось, талант ещё не пропит, не прожит и не убит.
А с чего эта самоуверенность? - слова-то они неплохо помнят. Мелодию - тем более. И помнят, что иронично, трудные песни с недетским текстом, а "проходные", по возрасту - нет. И связано это только с тем, что первыми я в ту пору "болела", заражая их. И маниакально повторяя "эпл энд пеа, плам энд э черри - ту мэйк май соул мэрри..." по тысяче раз.

Хотя без цирка тоже не обходится. Говорю: - Snow, snow everywhere - on the ground and in the air... on the field in the lane, on the roof and window pane" - делаю солящее движение щепоткой руки и говорю:
-И дорожку к кому-то...
-Идорожкуккомуто, - эхом повторяют, уверенные, что это просто такое странное стихотворение.
Первой начинает смеяться их учительница, потом - я, и только потом доходит до них самих. И долго смеёмся.

На Серафима посмотрю - уже улыбаюсь, как дура. Вспоминаю, как он врал моему племяннику, с которым общается в деревне, что мисс Энни такая учительница, которая мультики (!) на уроках показывает.
-Никита, вся суть в том, что в вальдорфской школе нельзя смотреть мультики, - сказала я задумчиво. - А что я ещё такого невероятного делала на уроках?

-Слушай, а зачем тебе эти младшие классы? - спросил как-то один самородок. Впрочем, я уже давно забила на даже возможность понимания кем-то моих поступков (я не про барышень).
-Наверное, потому что с ними интересно. А мысленно добавила: - а с тобой, вот, не очень...
Да и вообще мало-то с кем... в этом, конечно, заключается вся соль и суть этой трагикомедии.

А ещё у меня теперь кормушки (я опять женщина из "Один дома - заблудившийся в Нью-Йорке"!), печенье, бедность и хорошее настроение!.. Да, я досмотрела заключительный сезон "Аббатства Даунтон" и... как и обиженная судьбой и сценаристами Идит (впрочем, уверена, что они исправятся к крисмас спэшелу!), порадовалась за то, что леди Мэри вышла замуж, хоть немного и позавидовала. Чтобы два раза в жизни влюбиться взаимно это, скажу я вам... нет, я не спорю, что так бывает, но я скорее розового динозавра в восьмидесятом автобусе встречу.

Ну, а Идит хорошо сказала: - Почему я приехала? Потому что ты моя сестра... и когда-нибудь настанет время, что только мы с тобой будем помнить Сибил. И Мэтью... и бабушку, и Карсона, и многих, многих...

В этом вся суть этого фильма, подозреваю. Чтобы мы просто в них окончательно и бесповоротно влюбились, а потом... постепенно и глубоко полюбили, впустив их в сердце; с ними я прожила самые счастливые годы своей жизни, самые тяжёлые (в плане количества работы: вряд ли больше девяти уроков в день я смогу? - я ведь не молодею так-то...). И они вросли в сердце и останутся там навсегда: и миссис Патмор, и миссис Хьюз, и Дэйзи, и Карсона, и Спрэтта, и миссис Кроули, и Мозли, и Тома, и Сибил, и Мэтью, и Анну с Бэйтсом, и маму, и папу, и собаку, и бабушку... всех-всех-всех, словом.
angel

Второклашки...

Обрушила на мелких зимнего обычного Шекспира:
-When Tom bears logs into the hall...
-А можно без слуг нарисовать? А пастуха на сноуборде?
-Нет, Шекспир будет недоволен.
-А мы ему покажем наши рисунки?
-Боюсь, что он... давно уже умер.
-Жалко...