December 15th, 2015

teddy

"не бойся, я тебе новеньких нарожаю"

Дни ускользают сквозь пальцы, и я искренне жалею, что, например, не записала воскресенье... т.к. было "утро седое, утро туманное"... и вороньё. И мой краткий путь на трамвайную остановку в этом тумане. Ровно два дома. В этом году я стала искать лёгких путей - от вековой усталости, думаю. И серая заводская стена, к которой я выхожу из молчания двора и чёрных квадратов окон, тонущих слабых фонарей... фонари погаснут к тому моменту, как я традиционно буду приближаться к перекрёстку Декабрьских событий и бывшей Арсенальской. Но утром - без четверти девять - даже в декабре светло. Спасибо, не знаю кто, за нашу широту и долготу дня. Просто очень тихо. В воскресенье в половине девятого все спят. И лишь гул несущегося трамвая заставляет меня ускорить шаг - потому что трамвай будет нестись в нужную мне сторону. Подозреваю, что в каждом городе есть дребезжащая "тройка", идущая до рынка. Нет? я не права?
В трамвае есть люди. Иногда они едут куда-то по делам, иногда - с лыжами даже... т.е. совсем далеко. Но чаще те, кого работа где-то вынудила. Меня всегда изумляют родители, стремящиеся к знаниям настолько, чтобы хватать ребёнка поперёк живота "самолётом" и взлетать с ним на второй этаж детского центра, чтобы впихнуть в кабинет, где его полтора часа всячески разовьют. В девять утра-то. А он будет иногда робко вздыхать и вспоминать: - Завтра в садик...
-Да, завтра на работу, - соглашаюсь.
Пока я бегу вдоль серебряных путей трамвайных, соответственно, земных; оставляя за спиной садик "Омулёк" краем сознания отмечаю, что в принципе понимаю план и проект тех, кто строил этот спальный и скучный район близ бывшего завода Эталон. Ибо серая заводская стена даже особо не разубрана рекламными баннерами. Завода давно не существует, а за стеной и его зданиями уже выросла новая стеклянная коробка торгового центра, но инфраструктура проживёт ещё долго, будет проглядывать как старые римские акведуки, как сквозь нестройный лес дешёвеньких хрущовок я словно сквозь асфальт чувствую призраки деревянных костей и ветхих кружев, ибо ломали их при мне, продолжают ломать и жечь при мне, будут и после меня. Но немного и недолго. А вот под толщей асфальта не ощущаю церкви св. Александры напротив метеостанции. Совсем не ощущаю. К сожалению. Но, благодаря, деревянным домиком метеостанции - осколкам прежнего модерна, понимаю, как всё оно проглядывает - одно сквозь другое... как наслоения обоев и следы предыдущих хозяев в старом доме. Представляю, как "проглядывают" обрывки прошлых жизней через меня саму!.. Хотя, впрочем, есть люди вообще без обоев, но с аккуратненькой бедненькой побелкой.

http://www.irk.ru/news/blogs/archivarius/1006/ - здесь можно прочесть... и увидеть мою любимую фотогарфию - разрушенная церковь и цепочка белых призраков белья. Не люблю этот район. И серая тупая Трилиссера мне всегда кажется одной из самых уродливых улиц знакомой части города. И тщательно избегаю - только почта в ту сторону, а так - делаю вид, что "я не здесь такая вся". Такой же нелюбовью отмечаю все микрорайоны нашего города, но поскольку там не живу - как-то редко про них думаю. Солнечный хоть немного красит наличие залива.

Cегодня было забавно: подхватила после уроков кастрюльку с будущим пудингом, а на меня возьми да и налети Гарри-Роджер Непоседа! Хорошо, что я героически прижала кастрюлю с этим сладким супом к пузу и... спасла. Седьмой класс, надо отдать им должное, долго тормошил меня, а кастрюлю заметил минут через пять только. Т.е. не пудингом единым.
Птичка-невеличка спросила: - Мисс Энни вы уже познакомились с моей сестрой?
-Да, только она совсем на тебя не похожа.
-Неудивительно. Я - папина копия. Она - бабушкина.
-Просто такая серьёзная...
-Светлана просто близко к сердцу всё воспринимает.

Вечером я встретила ещё старых детей, обняла в темноте, а потом приподняла одну голову и развернула к фонарю: - Ты у нас кто? - потому что вечером я не способна в этих кульках узнать детей.
Потом сказала им, что мне пора бежать, а потом встретила Родриго, который радостно закричал из темноты: - куда же вы?!
Но просто на бегу ему показала перчаткой на серое здание ин'яза - мол, извини, я туда.

Пытаюсь вспомнить, как зовут Т. и М.? - надо искать в дневнике...Думаю, что там были подходящие имена. Какие-нибудь меткие...
но тут уж просто напишу, как есть:

-Ребята, кто ещё принёс яблоко на пудинг?
-Макс! Только он его съел на первом уроке.


-Знаете, а пудинг - это опасное дело. Вы сказали выкинуть банку, а я не выкинул, а решил помыть и сохранить на память, порезал палец, и теперь он токает.
Глянув на залитую кровью конечность, я только тихо взвыла, но на самом деле ничуть не удивилась. Просто устала.
Поэтому в первом классе у меня всё валилось из рук... дети поднимали, совали мне в руки обратно, а я опять роняла... пока Микки не сказал: - Вы просто ослабели, мисс Энни.
-Да! - встрепенулась. - Ослабела... делала пудинг и ослабела. Приду - полежу.
Не полежала, конечно, а побежала в магазины; но прежде расскажу, как с пудингом ехала. Надо просто сразу сесть в 16-ый автобус и поставить кастрюлю на соседнее сиденье. И даже не платить за его проезд. Потому что в утренний час вряд ли кто-то жаждет сидеть с девочкой в пальто на крупных пуговицах, с ажурными белыми шнурками (такие для ботинок нынче продают!) в двух косах, берете и со значком Ахматовой.
Более того... возможно, меня бы саму напугали желающие сесть рядом. Учитывая, что у девочки в руках толстобокая кастрюля, наполненная сугщёнкой и какой-то малосъедобной английской дрянью.

И мой любимый перл Рождества:
Мэри, 4 года. Проболела ветрянкой декабрь. Не впиливает ни во что. Поём-поём песню про скверного мальчика, который сунул в пудинг пальчик и сказал "ям-ям-ям, what a good boy am I, I, I, I, I". В припеве надо гладить себя по животу (на "ням-ням"). Мэри смотрела-смотрела, а потом выдала: - Это песня о том, что вы, небось, хотите ребёночка?
-Маша, это песня, что пудинг вкусный, - говорю.
-А-а-а-а, - разочарованно тянет.

Никакой оригинальности на уроках английского - согласна!