December 29th, 2015

out of the sun

(no subject)

И вот обулись - и пошли
(за славой и за снегопадом)
во тьму - любовники мои,
потом мои ученики,
и дети-целым детским садом.

Дмитрий Воденников


Недавно сон снился (Ахматова в моей голове презрительно говорит свою коронную фразу "что нет ничего скучнее, чем чужой блуд и чужие сны" - не согласна. про сны - не согласна), что стою на школьной лестнице, а там с прогулки пришли малыши и поднимаются навстречу - первый, второй, третий... и держат меня за левую руку, а я вжалась в стенку, но вторую руку просунула сквозь перила тем, кто с лестницы спускается - шестой, седьмой, восьмой... и они уходят из школы, и я провожаю их глазами, а малыши - приходят, стоят плотным кольцом, вцепившись мне в юбку. И одна рука чувствует, как чужие руки ускользают и ускользают - всем знакомое ощущение текущей воды, омывающей прохладными ручейками опущенную кисть, а другая - с намертво прилепившимися малявками-мальками...
И чувства были светлые. С облегчением отметила, что ни душка шекспировских страстей:
"ты показался мне отсюда сверху опущенным на гробовое дно и, если верить глазу, страшно бледным...". У меня так было 12.12.12 однажды утром, когда я смотрела с высоты балкона в спину уходящего человека через тёмный двор, остолбенев от ужаса, вспоминая эту шекспировскую строчку, ибо тот человек всё оборачивался и махал мне рукой, но эта предрассветная бледность была той грядующей посмертной бледностью, которую я тогда ощутила и предвосхитила всеми нервами. Примерно за год до событий настоящих, а не надуманных, померещившихся...

В этом же счастливом сне было такое ощущение полноты и естественности жизни: одни уходят, другие остаются, а потом неизбежно придут новые. Если бы и в жизни всё было так удивительно легко, плавно и просто...