July 14th, 2016

out of the sun

(no subject)

Все жду: кого-нибудь задавит
Взбесившийся автомобиль,
Зевака бледный окровавит
Торцовую сухую пыль.

И с этого пойдет, начнется:
Раскачка, выворот, беда,
Звезда на землю оборвется,
И станет горькою вода.

Прервутся сны, что душу душат.
Начнется все, чего хочу,
И солнце ангелы потушат,
Как утром - лишнюю свечу.

Владислав Ходасевич
out of the sun

(no subject)

Поскольку в этих местах я, обычно, езжу, то отмечаю их лишь краем глаза. Здесь, кстати, больше держу себя в руках, чем в Солнечном. Там получаю замечание:
-Хватит по сторонам глазеть... нет, я понимаю, что красота кругом и лето, но всё-таки следи за дорогой, а не вздыхай, глядя на залив.
Покорно вздыхаю и смотрю вперёд до следующего замечания про напряжённую правую руку, шею; про то, что нога опять над газом, а не над тормозом, про то, что коленка далеко, что ресницы опущены... подозреваю, что если бы всё было идеально, то Д.И. нашёл бы, что вполне можно придраться к носу, который опущен или уху, которое не слышит.
Вчера я могла праздно глазеть и фотать... жалею, что не сфотографировала булочную, где лаваш пекут на каменной печке, т.к. там была стеклянная витрина - я постеснялась... а перед этой витриной я часто просиживала в этом году, т.к. там Д.И. покупает хлеб; а ещё надо было сфотографировать знаменитый цветочный магазин. И вообще... "вспомним былые дни!" - говорил Д.И., когда мы начинали ездить по всяким окраинам.
На самом деле в этом районе жила когда-то Ярославна; а если быть откровенной - то это и мой район. Если идти по одной из этих улиц, никуда не сворачивая, попадёшь ко мне домой. Но это не считается. Идти всё-таки три-четыре длинные-длинные остановки...

В тот год, когда мы жили на Земле
(и никогда об этом не жалели),
На черной, круглой, выспренной - в апреле,
Ты почему-то думал обо мне.
Как раз мать-мачеха так дымно зацвела,
И в длинных сумерках я вышел из машины
(она была чужая, но была!),
И в этот день, и в этот синий час
(как водится со мной - в последний раз)
Мне снова захотелось быть любимым.
Но я растер на пыльные ладони
Весь этот первый, мелкий, мокрый цвет -
Того, что надо мне, того на свете нет,
Но я хочу, чтоб ты меня запомнил,
Ведь это я, я, десять раз на дню
Катавший пальцами как мякиш или глину
Одну большую мысль, что я тебя люблю,
Хоть эта мысль мне невыносима
Стою сейчас, в сгущающейся тьме,
Я, понимавший всё, так медленно, но ясно -
В протертых джинсах, не в своем уме.
В тот год, когда мы жили на Земле -
На этой подлой, подлой, но прекрасной.

Дмитрий Воденников

Collapse )