August 7th, 2016

angel

(no subject)

- Что там горит на террасе,
так высоко и багрово?
- Сынок, одиннадцать било,
пора задвинуть засовы.
- Четыре огня всё ярче -
и глаз отвести нет мочи.
- Наверно, медную утварь
там чистят до поздней ночи.

Луна, чесночная долька,
тускнея от смертной боли,
роняла жёлтые кудри
на жёлтые колокольни.
По улицам кралась полночь,
стучась у закрытых ставней,
а следом за ней собаки
гнались стоголосой стаей,
и винный янтарный запах
на тёмных террасах таял.
Сырая осока ветра
и старческий шёпот тени
под ветхою аркой ночи
будили гул запустенья.
Уснули волы и розы.

И только в оконной створке
четыре луча взывали,
как гневный святой Георгий.
Грустили невесты-травы,
а кровь застывала коркой,
как сорванный мак, сухою,
как юные бёдра, горькой.
Рыдали седые реки,
в туманные горы глядя,
и в замерший миг вплетали
обрывки имён и прядей.
А ночь квадратной и белой
была от стен и балконов.
Цыгане и серафимы
коснулись аккордеонов.
- Если умру я, мама,
будут ли знать про это?
Синие телеграммы
ты разошли по свету!..

Семь воплей, семь ран багряных,
семь диких маков махровых
разбили тусклые луны
в залитых мраком альковах.
И зыбью рук отсечённых,
венков и спутанных прядей
бог знает где отозвалось
глухое море проклятий.
И в двери ворвалось небо
лесным рокотаньем дали.
А в ночь с галерей высоких
четыре луча взывали.

Ф.Г. Лорка
out of the sun

La Petite Robe Noir Guerlain

Не зря я тут воспевала то ли церковь (моя последняя оговорка на фоне экскурсий "Беня у нас как дельфин в церкви!" я, конечно, хотела сказать "в цирке"!), то ли Шалимар... Бог меня озарил очередной одухотворённой любовью к духам (и на том спасибо - за не имением большего-то) "Маленькое чёрное платье" не от Шанель, что было бы предсказуемо, а от Герлена. Да-да, именно то, которое так яростно и страстно ругают старые снобы парфюмерии. Другое дело, что они не ругают? - и было бы странно, если бы не!.. Ведь в этих флаконах их детство, юность, молодость... И я бы ругалась на их месте. Но дело в том, что моя юность пришлось уже на ланкомовский "miracle so magic!", поэтому я далека от винтажной парфюмерии как от луны. Впрочем, до луны мне даже ближе, т.к. она, вот, в окне, а те ворохи чужих обоняний, обояний и воспоминаний... где уж там!..

Словом, я совершенно случайно начала читать отзывы на фрагрантике и нашла то, что "хочу пойти попробовать" - на флакон я бы никогда внимания не обратила, потому что их, флаконы, не чувствую от слова "совсем" - мне они чаще всего кажутся безвкусными, пластиковыми, уродливыми, игрушечными какими-то... т.е., пожалуй, люблю "никакие" флаконы "локситана" - за стекло и некий аскетизм. Возможно, ещё хороши в своей золотой и Барберини лаконичности - аквы аллегории от того же Герлена... с сотами и пчёлами. Среди безграмотных или слишком пристрастных отзывов всегда попадаются те, что дают представление, также есть на диво метафоричные, ёмкие, яркие, меткие! В жаркий августовский день - самое то идти "пробовать". Тем более, если идёшь на рынок за картошкой или салатом, то "немедленно выпить" удобнее всего будет в шумной и неряшливой Лэтуали первого этажа светлого дореволюционного дома, который так хорошо подчёркивает и отделяет мир "духов" от мира многошумящей жизни. Второе подчёркивание делает трамвайная линия, параллельная магазину. В общем, услышала я этот "вишнёвый табак" и быстро потеряла голову. Копчёная вишня!.. Черешня!.. Табак... шоколад? чёрный чай? И, конечно, такая родная шалимаровская база, которая бьёт по затылку тупой и ноющей болью, несильной... и ненавистные эти бобы тонка, и ваниль, но всё сглаживают анис и солодка, внося любимые вкусы болезни, детства, лекарств от кашля, от горла... словом, ноты ностальгии, болезни, выздоровления... счастья? - счастья. Определённо.

Удивляют отзывы в жанре "компотец". Какой же это "компот", если это сладкий вишнёвый "Шварцвальд", пропитанный настойкой? Если это замотанное горло, анис, неодобрение коллег "опять от кого-то аптекой разит!", лёгкий стыд за "аптеку", вранье (не всегда) на тему "я болею!..", а уж эта чудесная составляющая "чай с бергамотом", который я люблю, но который так мало, кто любит... а ещё от него всегда немного болит горло. Сюда теперь подавай лакрицу!.. А к ней мы прибавляем кашель и, соответственно "капли датского короля". После можно вспомнить и о каких-то черносмородиновых ассоциациях: вкус первого поцелуя - это всегда "чёрная смородина" в русском переводе "Двух лун", ибо тогда я не знала про ежевику в оригинале... а ещё можно прибавить венецианский чай "моретта" с черникой и грушей... и чай нужно подогревать на вишнёвых дровах. Также это вкус мундштука моей флейты - она грушевого дерева должна быть... а у кого-то в классе была вишнёвая - точно помню. Но это очень всё близко!.. А если всё это распылить тонким, пудровым, облаком на рыжие волосы... то и получится эта "юная кокетка, врывающаяся в молодую жизнь в коротком чёрном платье" - что-то мягкое из всех определений. Опять же приятно побыть молодой кокеткой-нимфеткой!.. Пишут, что "аромат для школьниц и студенток", я смеюсь и думаю: ну, из девятнадцатого века, возможно. Где они видели современных девушек, которые бы надели подобный вишнёвый нафталин? и где бы они взяли такие деньги на духи, которые пахнут как бабушкин нафталин? пусть и вишнёвый? и даже, если школьнице и почудится там вишёвое варенье... ну, это будет очень оригинальная школьница. Вроде меня.