October 6th, 2016

say in jest

"жёлтый лист осенний вьётся в небесах..."

Жёлтый лист осенний вьётся в небесах,
О тебе мечтаю я в своих мечтах.
Я все чаще вижу этот странный сон,
Ты со мной танцуешь, ты в меня влюблён.

Жёлтый лист осенний кружит с высоты,
Вот опять разбиты все мои мечты.
Платье не по росту, нету красоты,
На меня такую не посмотришь ты.
(с)




Ан-ск закрыт... ни золотой осени тебе, ни поездки... т.к. снегопад.
Утренние смс-ки с поздравлениями родителей моих детей, потом ученица мне принесла тяжёлые красные розы, перевязанные красной лентой, потом я забыла в школе свой красный шарф (и тёплую кофту...), а затем мы час перетаптывались на остановке... В итоге поехали на привокзальную площадь, пили кофе в сабвее и наблюдали за толпой людей на остановке... автобусы в Ангарск не ходили из-за снегопада. Вообще. Нет, чудный город... как был "закрытый" - так и остался в каком-то непостижимом смысле. А сколько у меня в него поездок сорвалось!.. не сосчитать.

Зато я купила русскую современную Мэри Поппинс в книжном, куда мы забрели в ожидании сеанса в кино. Новую. Взамен английской, в красной обложке; взамен русской, развалившейся, старой... а тут - серебристо-голубая с потрясающими иллюстрациями, где в конец каждой главы меню (с апельсиновым соком, тостами, овсянкой и молоком для детей), а ещё кулинарная книга Мэри Поппинс в конце (с йоркширскими пудигами, ангельскими кексами и т.д.).
И мы путешествовали между Транссибом и Ангарой. И ходили в странную "Говинду", где не было имбирного чая... а в "Декадансе" по-прежнему самый дешёвый капучино за 45 рублей, который подают в фарфоровой чашке с блюдем, салфеткой, ложечкой и... подтаявшим рафинадом... Капучино тот, конечно, больше напоминает сладкую воду с молочной пенкой, но в такой холод - это чудесно. И в тепле, среди столиков и книг, под часами, под градом и каскадом ламп кинотеатра Художественный, где странновато быть не на рождественском концерте, а в обычной жизни.

А вчера был никакой день, но, как я понимаю, счастливый... "И подойдёшь и за руку возьмёшь...".
Малышка Мирабель написала в письме иностранному другу, что любит суши и буузы.
Как дура ночью сидела и переводила вороха их писем, а утром зачитала в классе про "бурятс фуд".
-Мисс Энни, я не люблю буузы! Я написала, что люблю арбузы! Просто неправильно написала слово "арбузы"!

Вот и пойми моих детей по-русски!..

И вечерние короткие разговоры в коридоре с Кэрри и Алевтиной; и Саманта, и Пончик, и Конни Тальбот... а на днях дверь синего класса распахнулась и, как и несколько лет назад, в октябре, я увидела лицо Труди в обрамлении рамки двери, сквозь распахнувшуюся дверь учительской, через коридор, через сени - сквозь анфиладу... и вспомнила, как в октябре 13-го года я точно так её видела, когда делала им посвящение, встречая её в чёрном плаще и полумаске, чтобы накормить чесноком и луком. И улыбнулась. Трудди встретилась со мной глазами и слегка вздрогнула - видимо, от неожиданности, а потом дверь захлопнулась, отчеркнув в моей жизни ещё одну эпоху. Ещё один хронологический пласт. Почти хирургически.

И Вайолет так удачно подсказала с "Петербург. Только по любви" о последнем сеансе...
Там всё это так мило: и морщинки Ксении Кутеповой в уголках рта; и рябь на воде, и чудесная парочка с суицидом по классике, и девочки, идущие в бахилах из клиники Отта, и такая родная остановка "Университет" (как будто вчера там шла, стягивая свитер в этом жарком сентябре!), и страшные, по-настоящему страшные, истории... и вечное шампанское в термосе у Ренаты Литвиновой...


Collapse )
teddy

(no subject)

Начала учить Idumeю, т.е. псалом 53-ий, который прихожане американских церквей поют, отмахивая ритм рукой. И знают его все по "Холодной горе". Так, как и "Я был рождён, чтобы умереть", хотя, признаться, я его ещё знала по родным ирландским церквям (в смысле, что видела в кино), а созрела, чтобы хотя бы "I'm going home" петь с детьми, т.к. нестерпимо хочется нового, чтобы самой нравилось...
В общем, на фото много "Холодной горы". Этот фильм, конечно, сквозной нитью проходит если не сквозь мою биографию, то сквозь какие-то внутренние... серебристые призрачные потоки, что ли? - я не Лорка я другой, поэтому затрудняюсь с описанием... короче, все те тайные тропы и токи, которые придают жизни хрупкость, призрачность и красоту:



Collapse )
angel

(no subject)

Любовь моя, цвет зеленый.
Смолистая тень густеет.
Серебряный иней звездный
дорогу рассвету стелет.
Смоковница чистит ветер
наждачной своей листвою.
Гора одичалой кошкой
встает, ощетиня хвою.
Но кто придет? И откуда?
<...>
-я отдать согласен
коня за ее изголовье,
за зеркало нож с насечкой
и сбрую за эту кровлю.
<...>
Да я-то уже не я,
и дом мой уже не дом мой.
- Земляк, подостойней встретить
хотел бы я час мой смертный -
на простынях голландских
и на кровати медной.
Не видишь ты эту рану
от горла и до ключицы?
- Все кровью пропахло, парень,
и кровью твоей сочится,
а грудь твоя в темных розах
и смертной полна истомой.
Но я-то уже не я,
и дом мой уже не дом мой.
- Так дай хотя бы подняться
к высоким этим перилам!
О дайте, дайте подняться
к зеленым этим перилам,
к перилам лунного света
над гулом моря унылым!

И поднялись они оба
к этим перилам зеленым.
И след остался кровавый.
И был от слез он соленым.
Фонарики тусклой жестью
блестели в рассветной рани.
И сотней стеклянных бубнов
был утренний сон изранен.

Федерико Гарсия Лорка