July 11th, 2017

say in jest

о сердце парка

"Заклинать и оживлять былое я научился Бог весть в какие ранние годы — еще тогда, когда в сущности никакого былого и не было. Эта страстная энергия памяти не лишена, мне кажется, патологической подоплеки — уж чересчур ярко воспроизводятся в наполненном солнцем мозгу разноцветные стекла веранды, и гонг, зовущий к завтраку, и то, что всегда тронешь проходя -пружинистое круглое место в голубом сукне карточного столика, которое при нажатии большого пальца с приятной спазмой мгновенно выгоняет тайный ящичек, где лежат красные и зеленые фишки и какой-то ключик, отделенный навеки от всеми забытого, может быть и тогда уже не существовавшего замка. Полагаю, кроме того, что моя способность держать при себе прошлое — черта наследственная. Она была и у Рукавишниковых и у Набоковых. Было одно место в лесу на одной из старых троп в Батово, и был там мосток через ручей, и было подгнившее бревно с края, и была точка на этом бревне, где пятого по старому календарю августа 1883 года вдруг села, раскрыла шелковисто-багряные с павлиньими глазками крылья и была поймана ловким немцем-гувернером этих предыдущих набоковских мальчиков исключительно редко попадавшаяся в наших краях ванесса. Отец мой как-то даже горячился, когда мы с ним задерживались на этом мостике, и он перебирал и разыгрывал всю сцену сначала, как бабочка сидела дыша, как ни он, ни братья не решались ударить рампеткой и как в напряженной тишине немец ощупью выбирал у него из рук сачок, не сводя глаз с благородного насекомого. <...>
Ощущение предельной беззаботности, благоденствия, густого летнего тепла затопляет память и образует такую сверкающую действительность, что по сравнению с нею паркерово перо в моей руке, и самая рука с глянцем на уже веснушчатой коже, кажутся мне довольно аляповатым обманом. Зеркало насыщено июльским днем. Лиственная тень играет по белой с голубыми мельницами печке. Влетевший шмель, как шар на резинке, ударяется во все лепные углы потолка и удачно отскакивает обратно в окно. Все так, как должно быть, ничто никогда не изменится, никто никогда не умрет".

Владимир Набоков



Collapse )
say in jest

(no subject)

Проехала в воскресенье километров пятнадцать. Под папиным руководством, ясное дело.
-Видишь, катаю тебя по полям, по тополям, мимо кладбищ, - с кем ещё так весело проведёшь воскресенье? - спрашиваю.
Сперва ему всё выдавала о том, какой он плохой инструктор, т.к. ругается каждый раз, как я переключаюсь подряд, недоутапливая это самое, что бросать (в отлич. от жены, работы, девушки) нельзя, а потом в итоге остался доволен, т.к. сегодня я ни разу не заглохла. А то после того дня в начале июня, когда я села за руль и заглохла сразу, у него появились подозрения, что я вообще всё забыла навсегда. Сама я тоже запаниковала, что мои девяносто часов позора были зря.

А потом я стояла и ждала, когда из круглой печки, облицованной чешуйчатыми квадратиками, появится мой хлеб, т.к. возле окошка выдачи хлеба, нас человек пять скопилось. И все мы стояли и смотрели, как красивый грузинский мальчик в белом раскатывает и мнёт эти будущие хлеба, а второй - достаёт двумя узкими шестами готовые - из жерла печки. А потом эти странные узкие птицы перепархивают тебе в руки из окошка - как свежевыпеченные младенцы, трепыхаясь белой пелёнкой пакета. И хлеб обжигает руки даже сквозь пакет, а другую руку холодит ангарский нехитрый квас, похожий на несладкую кока-колу, налитый из бочки гастронома. И думаешь: может, ну её нафиг, всякую драму? - вот я вчера купила два новых шкафа, зеркало и лампу в приступе хозяйственности, т.е. уже несколько дней живу как обычный человек и делаю вид, что получается.
И по гостям хожу - все как с цепи сорвались в виду каникул.

Вчера также с Настенькой были на "Гоголь-кафе" - с одной стороны это не моя тематика, с другой - забавно, как в наших "шапошнковских реалиях" (это режиссёр местного театра) текст Гоголя сперва коробит, а потом - на фоне этих пиджаков с искрой и икрой из 90-ых - ложится прям так славно, что уже не думаешь. Т.е. через пять минут перестаёшь замечать помещиков, чиновников, гусар, нутесов, обождитесов, а псой стахич замухрышкин - это совсем подростковый такой юмор...

А ещё я жутко опоздала, т.к. бежала в театр из "пирогов", где мне днём забыли отдать сдачу, а потом мурыжили тем, что проверяли на камере - так ли? - в итоге, я ворвалась в семь часов одну минуту, а Настенька всех предупредила и оставила билет на входе (на другой сцене ведь после начала не впускают - т.к. актёры ходят через главный вход). Иногда мне кажется, что Настенька мне послана в виде того серафима-херувима, к которому меня настойчиво гнали Петя и компания - мол, пропащий я человек, андреевна, ищи кого-получше. В итоге, я поняла, что упорно гнали под крыло к таким хрупким и юным барышням, ибо сила, конечно, у них, а не у брутальных петь...