February 6th, 2018

april

Какаду Кактус (сегодня)

Кактус живёт на улице Горького - в стомцентре 777. Его подарили врачу Ольге Юрьевне, но поскольку она всю жизнь (мы знаем её дольше пятнадцати лет) проводит на работе, то Кактус тоже живёт на работе. Кактуса мы знаем лет десять... мама к нему не прикасается, а я или папа сразу начинаем его чесать - он любит подставлять шейку и лоб. И тут же ластится... очень славный и умный (вредный и крикливый, впрочем, тоже бывает, конечно...):

say in jest

(no subject)

В выходные в нашем дворе скололи лёд... теперь слои зимы наглядны. И понятно, почему все кругом такие... не любящие февраль. Сегодня у меня были три очень разных урока, а потом сразу Шурик. Бабушка налила мне соку, а под конец Шурик опять хотел сунуть мне конфету, но я сказала, что как-то не хочу к стоматологу... тогда мне дали яблоко. На самом деле я уже так ослабела от всего (все дети очень любят сдать тетради, альбомы... потом наседать с "почему не проверили?", в итоге ты сидишь, проверяешь, всех не любишь активно...потом тебе Марианна Викторовна каких-то бумаг подкинет, чтобы заполнить...), что была согласна на всё.
На самом деле дело в том, что я вчера сходила в две смены так: один урок утром, один урок дома, днём, а потом обратно в школу - на один урок в шесть вечера. Когда-то я жила так все N лет работы до увольнения и ухода в Бэбилэнд, т.к. в ту пору иностранный язык был каждый день - два раза в неделю один, трижды - другой; в конце полугодия расписание менялось. Мама, как я уверена, оставила всё здоровье именно тогда - на беготню дважды в день. Сколько нас помню - мы всегда бегали.
Когда я читаю свой дневник 2007-2014-ый годы, то понимаю, что там постоянное нытьё идёт именно от этого расписания. И крики, и слёзы, и битьё то посуды, то бабушки, то детей, то предметов... сейчас мне в голову не придёт голос на уроке повысить слишком. А тогда это было просто вечное отчаянье...

Сейчас иностранный язык бывает два раза в неделю, и я третий год живу счастливо и довольно - работаю полдня, а полдня готовлюсь, сплю, ем, живу своей жизнью. Дети рады, я рада.
Но вчера я вдруг вспомнила, как было темно, плохо, одиноко, сонливо, раздражённо... и даже как-то... накрыло: стало страшно, как тогда.

Мы с детьми читаем "Имоджину", которую мне подарила Джу, а я взяла ручку и своей рукой написала там английский текст, который взяла на ютьюбе. И прочитала эту книгу ВСЕМ своим детям.
Умилило, что дети от 8-и до 13-и лет возмущались только тем, что мама там постоянно падает в обморок.
-Мама эта...
-Сумасшедшая мама какая-то...
-Блин, ну мама опять...
На шестой класс я сурово взглянула сверху (я стояла на стуле, чтобы им было лучше видно) и спросила:
-Вас не смущает, что у её дочери оленьи рога выросли?!

Но нет - рога-то дело обычное... с кем не бывает-то?

bD7Q1mZbWVY.jpg.970x0.jpg

Collapse )