February 14th, 2018

teddy

(no subject)

говорю: - знаешь, от вас шёл реальный драйв... то, чего я так редко ощущаю в этой жизни (отсюда вечный поиск адреналина). И я с грустью подумала, что у меня нет в жизни человека, с которым бы я могла спеть/прочитать на равных. И у меня нет никого, кто был бы настолько смел, чтобы выкрикнуть мне ответ из зала... мне кажется, что этому учат только особо одарённых выпускниц филфака?.. не знаю. Мои друзья - безусловно - прекрасные, чистые, тихие, сдержанные, молчаливые, но другие.
В этот момент я понимаю, что если всё-таки и принадлежу хоть к какой-то языковой семье, то, как ни странно, только филфаковской.

Не славы и не коровы,
не шаткой короны земной —
пошли мне, Господь, второго, —
чтоб вытянул петь со мной.

А.Вознесенский
say in jest

(no subject)

Ярославна: "Знаешь, что я подумала про литературные гостиные? Это место, где можно легально грустить. И никто не скажет "больше позитива, друзья!" - потому что тут, вроде, для этого все и собрались".
say in jest

(no subject)

Сегодня мы с молодым человеком Александром (4 года) сидели в игрушечной машине марки "ягуар", в городке из картинок в духе "кафе", "зоопарк", "почта", "банк", "школа"... сидели возле больницы.
-Мы сюда бабушку на работу привезли. Ждём, когда она выйдет обратно.
Сидим, молчим.
-Можно ехать? - спрашиваю.
-Нет, она ещё не вышла.
Опять сидим, уставившись на картонную картинку с больницей.
Я, пускаясь на хитрость, изобразила стук каблуков, постучав ногтями по полу: - О, идёт!
Шурик: - Не она.
Молчим. Вдруг Шурик открывает дверцу машины, захлопывает, а потом говорит: - Всё, поехали дальше.

Так правдоподобно я ни с кем никогда не играла!..
april

(no subject)

Сегодня был длинный и насыщенный день (разный), поэтому я приятно удивилась, что из трёх вечерних классов зажёг лишь один, а в двух последних я наслаждалась тишиной настолько, что опустила доску, села на колени, повернувшись к детям спиной. Самозабвенно рисовала. За моей спиной была тишина, т.к. все писали-рисовали, а потом я просто предложила, что мы скажем слова прощания сидя, затем я уйду пить чай перед своим астрономическим часом с Александром на ретро-ягуаре (зачёркнуто), а они будут сидеть и дальше писать-рисовать. Сработало. Вообще с годами стала практиковать это дело, т.к. у меня нет перемен - я должна сразу переходить из класса в класс: таким образом проще всех бросить писать, а самой свалить, чтобы не опоздать. Всего-то десять лет понадобилось, чтобы сообразить...
Кстати, Александр традиционно поит меня соком. Сегодня впервые отказалась, но он притащил его до дивана, где я изготовилась читать, и я решила, что лучше взять стакан - безопаснее. Александр в этот момент точит сосиску сырьём, т.к. он с работы (зачёркнуто) из садика приходит злой и голодный. Потом добреет... и даже перестал говорить фразу "когда вы уйдёте уже?" - Александр, конечно, напоминает молодых людей моей беспокойной юности.
april

(no subject)

Традиционно мне около недели хочется сдохнуть после гостиной, и я, зная об этом, завалила себя работой больше, чем обычно. Не помогло, конечно. Вчера, между экскурсиями, я успевала приседать на мозги Настичке. Та меня утешала, отчиталась, как прошла её экскурсия (мы выезжали из школы на окраине Ново-Ленино, но я - в дом ремёсел, а Настичка везла детей в этнографический музей), рассказывала о своём, утешала меня.

В понедельник у меня была Ярославна - приехала с вишнёвым пирогом и двумя стаканами фиалкового кофе. У меня были уроки, и я не успела ничего умнее макарон приготовить, но зато у меня был мамин холодец. Поэтому обед всё-таки удался.
Вечером Галя вытащила меня на Конный остров - катались под снегопадом по лирическим аллеям... у меня судорогой крутило руки и ноги (в этом году у меня какой-то вечный грипп без признаков болезни, - как я шучу), но тут получилось "клин клином", и ноги перестало крутить и тянуть. И я рада.

В этом году часто ощущаю себя совсем без тела - не в смысле, что я худая, нет... как раз я из тех людей, что и при смерти будут обладать лодыжками, икрами, предплечьями, но именно, то ощущение, что под холодными тряпками у меня ничего нет - м.б. кости, обмотанные ворохами колготок, штанин, рукавов, свитеров, пуховиков, шарфов... видимо, просто эффект долгой зимы.

Словом, близкие знают, что мне тяжело даётся сперва "войти в нужное состояние" (чтобы выключить училку младших классов), а потом, соответственно, выйти из него... но пройдёт пара недель, и я выровняю всё.
На прошлой неделе я раздражалась на детей настолько, что говорила прямым текстом "не трогай меня!". На этой неделе я уже покорно позволяю на себе висеть и не дёргаюсь.

На вчерашних, экскурсионных, тоже раздражалась, т.к. они лепили из глины собачек и делали соломенных чучел (тихо повеселилась, представив, как они дома его попытаются сжечь... и даже на улице!). Делать что-то руками - не моя стезя. Тем более, что дети с ясной речью и умом, обычно, оказываются полными тупиками в том, чтобы что-то сделать руками. Сидят и ноют: "а помогите мне-е-е...". Точь-в-точь как я сама в детстве. Ужасно раздражают, ясное дело.

Дети ведут себя почти идеально. Точно знаю: чем ты хуже себя чувствуешь - тем больше от них сочувствия, а в годы, когда я была более-менее счастлива, они жгли как могли, зная, что я крепкая, всё выдержу, видимо.


Сегодня веселилась над детьми, которые вымотали мне всю душу, подбегая на перемене:
-А мы будем валентинки делать?

Мне это надоело, я позвонила в колокольчик и сказала: "малыши! если вы будете шуметь - ничего интересного не будет!"
Понадеялась, что оскорбятся на "малышей" - ничего подобного... в конце-концов, они малыши и есть - 4-ый класс.
Сделали образец валентинки с длинным текстом в альбоме.
Слышу, как Джорджик на первой парте спрашивает:
-Мисс Энни, а последнее - чё?
-Я богат.
-А, я не очень богатый... не буду тогда это писать.

И опять пыхтит - обводит кружавчики вокруг сердца.

Потом они сопели - делали свои валентиночные кроссворды со словами "кружева", "поэзия", "купидон", "цветы", "вечеринка" и т.д.
American dream

(no subject)

По поводу моих романтических детей: они сопят, кропают свои валентинки, наедятся на светлое будущее, а я сижу, тоже пишу в тетрадку, слушаю, молчу и сдерживаюсь. Потому что детство и юность - это святое. Там должно быть место романтике.

А по поводу моей беспокойной юности... когда проходит лет десять - то можно уже,в принципе, и публично рассказывать, т.к. это прелесть, что за истории - совсем как про моих мелких:
Пете родители подарили две тыщи со словами: "сынок, купишь своей девушке подарок на день всех влюблённых!".
Петя, не будь дураком, купил мне шоколадку, а деньги эти припрятал со словами: "это нам с тобой на будущее". И я промолчала, конечно, т.к. была юная и очень глупая барышня.
Сейчас я бы сказала: - Петя, ты не ох*ел? Какое у нас с тобой будущее?

Ну, а детям я подыгрываю изо всех сил - помогаю клеить, подписывать и переводить. Ах, молодость-молодость...