January 28th, 2019

april

(no subject)

Агатка: - Сандэй, откровенно говоря, так себе... ветер этот. Даже не погуляли нормально.
я: - Отличное воскресенье. Изумительное... очень счастливое!
Мне, чтобы в этом убедиться, достаточно щёлкнуть в блоге на 27-ое января и найти этот же день в каком-нибудь пятнадцатом году, когда в день по 8-10 уроков в детском центре, я бедна, больна и одинока. Сейчас, вроде, тоже, но не настолько, голубушка моя, не настолько:
"Один из бывших петенек отжог среди ночи, ошибившись смс-кой, где желал нынешней своей родной спать спокойно.
Надо сказать, что чувство юмора мне не изменяет даже среди ночи:
-Сколько у тебя родных, Петя! - откликнулась я и подумала, что следующий день будет с каким-то подвохом. Правильно. Другой петя отожог днём уже как-то настолько, что чувство юмора меня не подвело, но и пересказать нечего. Да у нас вообще с остротами не сложилось... но почему-то к вечеру я его молча отфрендила. К седьмому уроку у меня весь юмор уходит в урок, а на остальное сил остаётся лишь перенести тело из точки работы в точку кровати, которая находится от неё за шесть светофоров, если короткой дорогой (я считала).
У меня сегодня не было отработки, и я совершенно зря приехала на работу днём. Разделась, взяла в руки корзину, зашла в класс - там пусто. Вопрошаю в учительской. Оказалось, что меня забыли предупредить. Сомнамбулически оделась обратно и пошла в кофейню. Как только я села чашкой и с ромашкой (это я правильно сделала), обнаружила, что рядом сидит одноклассница из начальной школы, которая мне ни тогда, ни после не внушала ни любви, ни уважения, одно сплошное раздражение. Тут даже с моей выдержкой я занервничала: а как ромашка не поможет? - но потом благословила небеса за то, что меня бы мать родная не узнала - так я изменилась со времён начальной школы.
На шестом уроке Роза говорила, раскрашивая лист в ярко-красное пламя: - Это сияние. У меня лиса сияет.
Думаю: - Это анна андреевна уже сияет... просто не красным светом, а таким - бледно-золотистым и почти божественным.

Но к седьмому уроку распогодилось... вошла в кабинет, а мне группа четырёхлеток говорят вразнобой:
-Ты чё-та кашляешь... болеешь?
-Ты только не заболей, а то ведь к нам не придёшь!
-У вас очень красивый сарафан!
-Анна Андреевна, вы видели мою толстовку с монстром? - я для вас её надену!..
-Мы тебя так ждали-ждали...
И лишь Константин мрачно сказал: - Я посижу в уголке... я голодный. А дома меня ждёт ужин...
(так и просидел в уголке, изредка приближаясь и мрачно ковыряя штанину, глядя в пол)
Мысленно я воскликнула: - Костя... ты был последней надеждой в моей жизни на романтическую любовь! - но и эта надежда пошла прахом. Ромашку - в студию!.. А также петю восьмого, девятого и десятого".

27 января 15-го года

angel

(no subject)

Вместо того, чтобы делать итальянский - смотрю "Линию Марты". Прочитала во фленте, что есть такой попсовый, но хороший сериальчик про блокаду. Да, именно так. Но не чернота, смерть и ужас, а про наше время и... обнаруженное под обоями письмо. На Васильевском острове. И... о том, как жизнь (средней паршивости) мгновенно обретает цвет, звук, смысл, - если есть хоть какой-то шанс попытаться найти человека спустя больше шестидесяти лет. Хотя бы просто попытаться - без особой надежды на успех.
Там совершенно невыносимая девица-истерик, на фоне которой все мои дети просто воспитанные люди.
out of the sun

январское ни о чём...

Это верная лошадь Джорджа из 5-го (не в смысле, что она ему принадлежит). Он все перемены на ней скачет, а на уроке она стоит вот так возле его первой парты. Тут Джордж уже ушёл на другой урок, а лошадь осталась... пока я мыла доску, то тайком её щёлкнула...



Collapse )