February 11th, 2019

say in jest

(no subject)

Детей за последние десять лет научилась терпеть так, как не умею терпеть взрослых: на каждое "умер", "погиб", "расстреляли" они будут долго ржать, не понимая, почему. И ничего нового - из класса в класс. И эти скоро вырастут и уйдут, и следующие... И дети их детей...
Часто думаю, как все носятся с первым классом в школе (и с последним), а во втором они уже явно не в топе. И те, кто выпустились - тоже. Потому что новые малыши, новые выпускники... Так и все вокруг - и новые дети скоро будут истерично ржать, читая Шекспира.
Седьмой читает и переводит:
-Мисадвэнча... Это девушка, которая любит приключения.
-Don't talk with strangers - не разговаривайте со странниками...
Краснею и понимаю, что дети - мои. За версту видать именно тягу к вольному художественному переводу
out of the sun

(no subject)

В морозном небе над почтой сегодня неожиданно кружил ястреб. Пока все суетились на перекрестке, я отошла в сторону и смотрела на его раскинутые крылья медового цвета... С коричневым узором - то ли крылья бабочки, то ли торт Эстерхази... Ястреб летал широкими кругами за стану голубей, иногда шел наперерез, но они объединились и... как стайка мелких бабочек постоянно вспархивали вверх над дорогой, потом резко и дружно уходили вниз - этакой параболой... Словом, сделали они все много кругов и петель, но ястреб никого не поймал и полетел прочь. В ледяной небе он был похож на окостенелую фигурку изящного самолета, вырезанную каким-нибудь праздным оленеводом на севере... Ну, а я была похожа на оленевода, которому нефиг делать, и он стоит посреди тротуара, прикрыв глаза варежкой, глупо приоткрыв рот, щурится и удивляется - не так часто встретишь ястреба в городе...