March 4th, 2019

out of the sun

(no subject)

Каждый раз, когда собираю букет на похороны или поминки (в этом году и в прошлом, к сожалению, их больше, чем вечеринок по случаю дня рождения), то отчаянно жалею, что в Иркутске нет магазина, где я могла бы собирать букет своими руками, а не руководить... чужими. Потому что всегда это лишь подобие. Когда лето, то я, разумеется, отдельно покупаю бумагу, отдельно покупаю цветы, а потом сама составляю, но... по холоду лучше это делать оперативно и разово:
out of the sun

"Утром прилетели чайки, съели все твои ресницы. Я кидала в них камнями - отвратительные птицы"

Познакомилась с очередной местечковой звездой. Марк Соломонович в женской гинекологии - это как Толмачёва в госунвере. Каждый иркутянин был обязан поучиться у неё латыни.

Намерил мне с пуза какие-то новые фантастические цифры: - девять с половиной слева, шесть с половиной справа. И нарисовал в заключении какие-то подъездные жуткие рисуночки. У меня седьмой класс такое рисует в записках, которыми они друг другу кидают.
-У меня в прошлую пятницу было семь и четыре! - запротестовала я, глядя на монитор.
-Потому что я замеряю в широком самом месте. Можешь сама замерить! - и тебе компьютер тоже выдаст. Если твою попу замерить сзади, то тоже сантиметров писят можно записать, а живот твой - на сорок.
В этот момент я задумалась о том, что я тогда тем более (!) не понимаю, как там шестнадцать сантиметров никак себя не показывают? - почему ничего не выпирает?
Но я благоразумно замолчала и хмуро уставилась в монитор для обозрения младенцев счастливыми матерями (плазменная панель на стене). У меня там две чОрные дыры.
-Почему ты здесь, а не на операционном столе?
-У меня врач до 25-го в отпуске. Поэтому я гуляю.
-Ну, увидимся после операции.

Подумала: - не, нормально. Мало того, что в государственной больнице это тоже тыщу стоит, так ещё и больше направления не дадут. Надо будет через месяц сходить и ещё померить, а то разрежут вертикально, как поросёнка на Рождество. А если там поменьше, то красивые дырочки. Многие говорят: - Ой, подумаешь! - какая разница?
Но я-то хочу красоты, раз с личной жизнью, богатством и славой не сложилось, правда?

Особенно я веселюсь, что меня отпускают гулять без вопросов. Поэтому я успеваю работать, дико, дико уставать, а ещё сделала из себя чудо-женщину, а не ту "девочку с тощим животом", которой меня видят врачи. Но я обмазана мёдом изнутри и снаружи, утоплена в травах, обмазана голубой глиной как египетская богиня, лежащая в лодке, плывущей по Нилу. Ей-богу. Подозреваю, что без этого (и без настойки на водке) я бы бегала тут по потолку, как было осенью, попивала любимый кетональчик. Тут я хоть от этой пагубной привычки избавилась. Ну, да... теперь я настойку на водке пью, источаю слабый аромат душицы и лаванды...

На седьмой класс сегодня не орала, хотя они орали. Изображали каких-то обкуренных придурков и ходили по классу, как убогие. Но я мужественно перетерпела всё - провела урок, поразбирала Шекспира, дважды заставила их спеть, заставила написать текст и сыграть в игру. Именно заставила. И ни разу не взорвалась. Первый тоже меня не порадовал, а порадовал один "Ребятейник", куда я теперь хожу тоже... за цветотерапией.

А тётя рассказывала, что у дяди на могиле побывала белка, которая распотрошила радостно все конфетки рафаэллки. И это хорошо.