March 25th, 2019

American dream

(no subject)

И теперь я, наверное, вздрогну,
Когда детское чье-то запястье,
Обтянутое перчаткой,
В троллейбусе разгляжу:

Эта женщина много тоньше,
Эта женщина много моложе,
И потом -- она еще едет,
А я уже выхожу.

Вероника Долина

Не выспалась, ехала в троллейбусе, сонно и жалко моргая, чувствовала себя ужасно одинокой среди чужих людей (каждый день не чувствую, а сегодня вдруг "здрасьте, приехали"). А потом подумала, что после смерти всё равно придётся ехать куда-то в троллейбусе со случайными людьми, чьё время "выходить" пришло. Ну, или что там? Лодка Харона? Кому как больше нравится - тот на том и отправится. В неизвестность. И утешилась.

Вспомнила, как Петя и Непетя в ответ на моё дебильное (зачёркнуто) детское: - "А ты будешь скучать, когда уедешь на пару-тройку месяцев?" - "А чё скучать? У меня здесь нет никого!" - говорили они, пожимая плечами и глядя сквозь меня. Тогда я мысленно сообщала: - Даже у первоклассника хватает ума врать, глядя в глаза, что будет скучать по мне в каникулы... но у них ума и хватает потому что я для них чуточку больше, чем никто...
Вслух ничего не говорила, а всё думала: как оно будет, когда и они кого-нибудь полюбят и тоже не захотят выходить из троллейбуса, сходить с планеты Земля, когда и у них будет, кого любить? - ну да я этого уже не увижу, а саму меня немного огорчает, что сама я с годами всё ближе к тому, чтобы уже бездумно выйти в любой момент, и меня это не радует, как ни странно. Ибо ведь хочется бояться потерять, хотеть ещё тут побыть, пошуметь, посмеяться, погоревать и посуетиться. Но и не очень хочется... наверное, весна и авитаминоз просто.