May 28th, 2019

out of the sun

и "любимая" тема

24-го мая был грустный день - год, как с нами нет Надежды Михайловны. К вечеру мне стало еще грустнее, тк я сильно заболела в больнице: меня трясло, стучали зубы, была температура, боль в животе, я сперва думала о Н.М и том, какая она молодец, а потом уже ни о чем не могла думать - только ползать в туалет в форме буквы зи долгую ночь, сдавала анализы, что-то еще...Поставили пять уколов, спазмалитики, капельницы, но... я не такой умный человек, как врач, чтобы не знать пошлую фразу "режьте, не дожидаясь перитонита"
Утром, в субботу, меня,в таком положении дважды сгоняли на УЗИ на лифте. Встретила дядю, похожего на Моржа, который был анестезиологом при моей пункции. Он оказался однокурсником маминой одноклассницы: - О, привет!
-И снова здрасьте, - говорю.
-Давай еще на УЗИ глянем. Вдруг прободение?
Потом догадались они вызвать "скорую", те меня,аккуратно перевезли с вещами, медленно и плавно. Ну, а в первой городской уже все быстро завертелось. И в четыре часа я поехала на операцию.
Да, то, как мои вещи искали... это отдельный квест - я заявление писала с паспортными данными... мне перед экстренной хирургией сунули только одну бумагу со словами (представьте парея с внешностью Вани Карамазова): - Девушка, у вас в животе катастрофа, надо резать. Срочно. Распишитесь, что согласны. Расписалась, села в каталку и понеслась в царство подогретых полов, полной тишины и отвратительного пиканья датчиков, которое через сутки уже ненавидела... Мне дали шапочку, бахилы, халатик хирурга и... проводили к распятию под лампами. А парень, как голубой джинн моего детства, упорхнул со стопкой моей одежды, кошельков, колец и пр. земных оков, прижав эту стопку к груди. Вот родители его искали несколько дней... телефон-то мой в этой стопке был.

К сожалению, врач-хирург ничего не смог сделать с кистами - они огромны, поэтому просто почистил все, удалил то, что лопнуло, а потом меня вертикально зашили обратно. Теперь думают - надо дальше резать!
-Можно не завтра? - я поднимаю глаза от книги на врачей и... думаю, я могу себе позволить этот сарказм, правда?

Моя лечащая врач волнуется исключительно отсутствием у меня перистальтики - раз, отсутствием у меня мужчины для размножения - два. Как вы помните, у врачей не так много лекарств в арсенале...
- Вы мне должны начать работать животом! - забегает она по пять раз на дню, но я холодно говорю: - Я как-то немного занята...
Она смотрит на четыре бутылки на капельнице, вздыхает и убегает.
Зато я весело живу.

Люди все рассказывают о Боге и ангелах, которых они видели, когда их привязывали как Христа, а отправляли, как Гагарина (под наркозом, то есть), я же с подозрением думаю, что тут, видимо, у всех свое.
-Моя жена - очень связана с космосом! - важно заявил тут один дядечка, приехавший жену забирать после выписки.
-Я заметила, - улыбаюсь.
Видимо, я с ним пока не связана. Возможно, отсюда все!:)
out of the sun

(no subject)

Как и в детстве - не могу понять, как в "Двух капитанах" из всего этого днища, ужаса и позора, этого ада, смерти, алкоголизма, несправедливой и убогой жизни (спать на улице, пить из лужи, варить суп из лягушек или скручивать головы ворованным уткам, а потом сидеть в тюрьме), можно было вырасти сильными, смелыми, умными людьми, закончить школу при наробразе, с адским трудом и страхом поступить и... стать художником, лётчиком, геологом, и т.д? Может, это и есть так самая закалка и прививка, которая нужна каждому порядочному человеку? ведь самые мои лучшие друзья люди... непростых биографий и судеб. И то, что мне кажется подвигом, то для них это просто день из жизни.
А потом именно этим людям выпадает самое страшое - например... делать списки тех, кто уедут из Ленинграда до сентября сорок первого. И это должны быть дети. И недрогнувшей рукой нужно вычеркивать нянь и бабушек, тк только так можно успеть спасти больше...
Ну, а от смерти Сани Григорьевой я опять почти плачу, хотя уже оплакала ее в детстве и дважды. - "Катя, я умираю. Если бы так - не страшно, но потому что маленький - страшно", - успевает сказать она подруге в аду больничной палаты, под впрыскивания камфары в это, и без того, измученное и исколотое тело...
Потому что она права. Когда ты один - не страшно. Если ты нужен кому-то - очень.

И несмотря на героизм - столько там милой ерунды... ведь это только в учебниках и у политиков люди маршируют строем и живут лозунгами. В реальной жизни они ходят в кафе, в театр, копают метро, жалуются, что из-за метростроя неудобно гулять... покупают цветы девушкам и сидят с ними до утра на гранитных набережных Невы, как и мы сейчас, и кто-то другой - потом.

Короче, если я за что и благодарна больнице на Волжской, кроме операционной с видом на любимый Баргузин, на автошколу, на фонтаны, на магазин, где я недавно покупала красную шляпу, потому что ждать результаты на онкологию было невозможно без шляпы... Ну, еще тут был прекрасный хирург с сильными руками. Что тут делает этот брутал из соседней шиномонтажки? - подумала я, - но дяденька меня не мучал даже без пяти минут "режем", а был мягок, вежлив и спокоен.
Это он признался маме, что ничего не смог сделать из того, что было нужно, но мамина знакомая врач сказала: - Цени! Тебе достался честный человек, который прямо сказал, что не знает, что делать, а не сочинял.