June 25th, 2019

teddy

(no subject)

Здоровые люди говорят "вот бы тебе поехать на море", я вежливо киваю и думаю: - Зачем? Плавать мне можно только через полгода.
А мысль о поездах, машинах и самолетах приводит в ужас. И какое счастье, что на океан мы слетали год назад.

И вообще я нашла особый кайф в том, чтобы смириться, перестать бегать и просто сделать то, что хочет организм - сидеть и лежать дома. Делать небольшую зарядку, есть клубнику, дыню, дремать, читать и смотреть кино (я не любитель, тк глаза и спина устают, но серию чего-нибудь в два дня - практикую, могу). Читать можно целыми днями без ущерба... в больнице на Горького, где были люди в палате, я читала ночами при свете уличного фонаря. В этом году проблемы с тем, что всё стало загадочно двоиться, не затронули святое - бумажные книги не двоятся даже в темноте.

На улице меня позавчера опять затрясло, и все это забавно напоминает героиню Патриссии Каас в "А теперь, дамы и господа".Там Клод Лелуш хорошо передал это ощущение возвращение в мир звуков, цветов и людей после приступа болезни. И... потеря времени: хочется узнать "как долго меня не было?".
На антидепрессанты от мануальщика я как послушно села, так, видимо, с них и слезу, тк побочные эффекты есть, а толку нет. И вообще... может, они и помогают, но раз депрессия скрытая, то этого мы все равно не узнаем, - смеюсь.

А еще я радуюсь, что лето... мне опять повезло, что я могу не работать и не паниковать, что я должна работать, а иначе все пропало... не знаю, что именно. Но тут я счастлива, что можно клевать носом и не просыпаться в панике, а дать всем этим швам зарасти. Пара см уже хороши, и я не налюбуюсь на эту тонкую белую полоску под зеленкой. Все это прикрыто пластырем 20 см, а еще есть подлый шрамик сбоку, который не зарастает, но без ниток все это уже такая ерунда, ибо я могу смеяться, чихать и кашлять без боли. А все, что в этом мире без боли (ну, кроме литературы!) мне нравится.