June 29th, 2019

out of the sun

(no subject)

Но нынче люди смелые говорили разное,
Стали розы белые на могилах красными –
Корнуолл, Корнуолл разлюбил Бог,
Колокол, колокол не поет – смолк.

Нынче хлебы черствые, нынче скисло молоко,
Помянули черта вы и спугнули колокол,
Колокол, колокол не поет, смолк,
Корнуолл, Корнуолл разлюбил Бог.
Корнуолл, Корнуолл разлюбил Бог,
Колокол, колокол не поет – смолк.

Екатерина Ачилова

Боже, какая книга Дафны Дю Морье "Дом на берегу" - научная фантастика, где один профессор (явный сумасшедший учёный) предлагает школьному другу попробовать наркотический препарат, который сделает тебя лунатиком, отберет здоровье, но зато ты на пару часов окажется в Англии 14-го века. И друг соглашается и... все. Он погиб, потому что люди, которых он видит, не смеет подойти, стоя неподалеку, как призрак, 600 лет назад, совсем не похожи на нас... там и златоволосая женщина не похожая на шумную и решительную жену, и две ее дочки, непохожие на пасынков-подростков, там никто не уговаривает ехать в Штаты и работать в офисе с восьми до пяти, там нет скучных вечеринок у бассейна и пьющих взрослых друзей, вяло сплетничающих и обжимающихся у всех на глазах... Господи, там чума, холод, голод, интриги, любовь и смерть, дышащая тебе в затылок... и родной Корнуолл. И никуда не надо ехать. Только приходить в себя, бродить по развалинам и читать в исторических... нет, даже не хрониках, а выписках из церковно-приходских книг о том, что да, жили такие люди здесь шесть веков назад.

Очень много глупых и типично женских (ну романы одни женщины нынче и читают, к сожалению) рецензий - мол, безответственный герой, не думающий про здоровье, про семью. Что небылицы и выдумки до добра никого не доводили.
А психологию наркомана они постигнуть, конечно, не в силах... потому что это выходит за тупые грани разумного. Что у многих людей есть эта тяга к наркотику - неважно, какому... та, что заставляет многих смотреть сутками напролет сериалы или фильмы. Или пить. Или есть шоколад. Меня сия чаша миновала, но я наркоман книжный. Из тех, что пишут эти посты, скрючившись возле розетки и разряжая телефон в течение дня по два раза, из тех, что читают в темной палате бумажную книгу при свете фонаря, из тех, что знают, что придется сдаться и надеть очки, которые я презираю... но сделать ничего не могут. Потому что сперва я читала "Ребекку", и весь мир был подёрнут тусклым пеплом, но только Мандерли был реален, и чаепитие под старым каштаном, и спаниэль Джаспер, и лодка со скелетом бывшей жены, лежащая на дне залива... только это. А теперь я тоже вижу Англию 14-го века, а все остальное кажется мелким, неважным и далеким...
Только одна девушка там была и с юмором, и с мозгами (на лив.либе), заработала сотню лайков, написав, что осуждает халатность и неподготовленность эксперимента - надо было делать вдвоем. Один - принимает препарат, другой - страхует, чтобы первый не попал под машину, не свалился с обрыва, не убил никого в этом состоянии...
Парни все делали врозь, конечно, все закончилось трагично... Но даже тремор, частичная парализация, разряженный телефон, - все ерунда, если тебе приспичило узнать, что там дальше?
Когда меня выгрузили из первой реанимации, перевалив с каталки на кровать, то ум мой был занят мыслью - выползти в коридор, где есть стелажи - там стоят хорошие книги. Бумажные. Много. И я терпеливо слушалась врача, мы натянули на меня одежду (это в реанимации тебя крутят как курицу-гриль), вынули часть трубок, сходили под руку в туалет, чистить зубы Врач предложила погулять, но я сказала, что гулять пойду только до книжных полок. Она успокоилась и позже пришла только проверить, какую книгу я взяла (одобрила).
Подхватив свежераспоротое и свежезашитое брюхо, я пошла в коридор и, забыв обо всем, стала рыскать вдоль полок. Читать мешала тошнота, но я-то знала, что если совсем прижмет, то можно попросить укол, если что и... продолжить читать. И чем это отличается от главного героя Дафны Дю Морье? - и несет его, и тащит эта сладкая волна ухода, и она же топит, и погубит и... чем это хуже любой другой страсти?
say in jest

(no subject)

Маме по телефону выпало общаться со своим двоюродным внуком, моим племянником.
-Аня ногу сломала, болеет?
-Нет, у Ани была катастрофа, ее разрезали, помыли и зашили.
-О, а многих людей разрезают и на органы продают.
Мама: - Аня, как ты общаешься с детьми? Это же ужас... они какую-то чушь несут все время...
-Ага, шизофрения - наше все. Каждый раз, когда я учитель на замену, то мелкие обычно спрашивают: - А Светлана Игоревна умерла?
-Нет, она заболела.
-Ну, потом умрет, вот у меня баба умерла. А у тебя?
-И у меня одна умерла, - покорно киваю и пытаюсь переключить всех ближе к теме - типа... "давайте играть в пикник".
Они совершенно сумасшедшие лет до... (у всех по-разному), а потом почему-то становятся не очень интересными, тк отвечают предсказуемо - как в готовых ответах учебника иностранного языка. Любого.