September 2nd, 2019

say in jest

(no subject)

Сходила поработать. Дети носятся по двору и орут. Показали мне свои окна, я кивнула, сходила сменила обувь, поднялась, погуляла по классу, где порядочная новая девочка сидит и старательно рисует в тетрадке, позвонила им сверху, а они уже сами прибежали... о эти первые странные дни. Летом с парой человек занимаешься, а тут их пара десятков - сели, встали, стих прочитали, в две игры сыграли и... всё. Вжух! Отгадайте, на что я отвлекалась каждые три минуты?
Джордж взял из дома снэк, а это был огурец. Он его изрисовал чернилами, а заодно - себя. Потом он отгрыз у Магдалины кусок страницы и съел. Санни постоянно рисовал в альбоме, где делал эскиз будущей обложки на альбом, который я принесу, когда альбомы закупят, а до этого он просто посидит, а писать то, что весь класс... нет, он не хочет.
-Санни, ты отрываешься от коллектива! - каждые три минуты сообщала я, а Санни попытался мне дать горсть карамелек, чтобы я их грызла молчала, видимо. Но я презрительно отклонила этот жест.

Ставила всем детям (пожирателям пиццы и путешественникам - они в командах работали) минусы за этих двоих, а потом отчеркнула на доске "мистера Кукумбера" и "мистера Художнега". Чтобы ставить им минусы отдельно. Последние обрадовались вниманию и угомонились, но... урок уже кончился. Вот и вечная песня началась...
На перемене они забаррикадировались в туалете, и я порадовалась, что мне туда не надо, т.к. вопли оттуда раздавались такие, что я даже усомнилась в том, что мои коняшки милые. На минутку где-то усомнилась...