September 6th, 2019

say in jest

(no subject)

а у нас че? а у нас энный класс... сегодня, слава богу, перемываю камешки и стёклышки на веранде, а то сердце колет от работы. А это я еще с Лёшей Базаровым не встречалась...
Энному классу вчера в сердцах хотела сказать: - А ничего, что вы карточки не смогли разложить? Слова "олл инклюзив" знаете и вай-фай, а просьбы о смене полотенец, заселении в одноместный или двухместный номер лежат вперемешку с отоплением, мусором, а завтраки с ресторанами? все классы нашли карточки с переводом, а вы - нет. Сидите с карточками в руках и орете "а, я не знаю, че делать, а у меня нет (!!!) карточки"... Позор, или русские в гостинице, - плюнула в сердцах и сказала это все коротко, эмоционально и невнятно. Мальчики тем временем посыпали девочек содержимым точилки, и Сэм едко сказал, что мисс Энни сейчас сделает с указкой, которую схватила со стола.
-Спасибо, я без твоей недоброй подсказки обойдусь, - говорю, а сама пытаюсь этой указкой кого-нибудь хлопнуть.
-И меня! И меня! - радостно верещат дети, ловко приседая, когда я подбегаю с указкой.
Ариадна занервничала: - Надо Оксану Арсеньевну позвать! Она их наругает.
-Не надо, - пропыхтела я, утирая пот со лба, плюнув на эту внезапную физкультминутку.
Мне Оксана Арсеньевна обещала, что они сходят в изнурительный поход, и я не узнаю своих ребенков. Что через неделю я смогу вкусить тишину и покой. И даже начать с ними читать... у меня-то книга лежит, но молодые люди пока полотенца с одеялами не различают, завтраки, автобусы, буквы и... если честно, то пока они могут тока петь. Поют на три голоса. А все остальное - бурное веселье, и мои потрескивающие волосы и нервы.

Пересматриваю любимые моменты о прекрасной миссис Мэйзел и умиляюсь тому, что она одета точь-в-точь, как моя покойная бабушка на фотках.

Пошла от них передохнуть, тк у меня одного класса нет, хотела прилечь в учительской на диванчик, но по дороге встретила класс подростков... и че я к детям пристала? - думаю. - Да моя жизнь это вечный пикник на солнечной обочине... а с подростками надо как-то... разговаривать, уговаривать, терпеть, прощать... преклоняюсь перед людьми, которые могут. Понимаю, что со студентами, например, - тоже. Ночью перечитываю "Хикори-Дикори" Агаты Кристи и поражаюсь - там всякие дикие студенты в общежитии то кольца с бриллиантами воруют и друг другу в суп подкидывают, то изрежут шарф или рюкзак соседу, то комендантшу обругают так, что я бы уволилась в тот же день... а взрослые в романе понимают, что это молодость, и надо терпеть. Точно святые люди...

say in jest

(no subject)

Тем временем у меня образовались новые старшенькие. Слава Богу... хоть здесь я расслабилась. Ребёнок один, правда, возжелал себе розовый альбом под цвет толстовочки, но кто я такая, чтобы стоять на пути у ребёнка к обретению розового альбома? Похрустела старыми костями вниз на два этажа - в учительскую. Доставать из коробки розовый альбом (в шестой я их взяла пару штук для барышень, но не подумала о молодых людях!). Пока ходила, они заполняли вопроснички в жанре "самое скучное место для тебя?" - "барбершоп? библиотека? музей? салон красоты? школа? театр?". Лидируют салон красоты и школа. Ещё я люблю вопросы типа "как ты любишь путешествовать?" - лидируют ответы: самолётом и... ногами. "Чего мне следует есть меньше?" - все пишут, что бургеров, но не козюль. Отлично - хоть эти слова различают.
-Мисс Энни, а что такое тёкиш кебаб?
-Пф! Ты, что, Иванов?! Шаурму никогда не ел?
-Нет...
-Ну, я тоже никогда не ела. Но знать это нужно!
😃
Пока вернулась - и урок к концу подошёл, и опросники заполнили. Пою с ними про парижские рестораны и утренние круассаны. Наслаждаюсь лирикой. Правда, чтобы я совсем не расслаблялась, Господь послал мне новенькую девочку. Эта Кэнди-Кейт возьми за и скажи: - А зачем ВСЁ с доски списывать? Можно сразу правильные ответы вписывать в тетрадь.
-Ой, я дура-а-ак, - сказал Сомми (самый умный парень у нас), а я загрустила. Шесть лет я их обманывала, что списать нужно ВСЁ, а дома выбрать один правильный ответ. Так мы добились правописания, которое не хромает. Видимо, придётся дурить как-то иначе.

Шестиклассники для меня выглядят всегда как-то так: