November 27th, 2019

best beloved

(no subject)

Мой Лучший Друг всё удивляется, как я живу, если мне всё время кажется, что я старая (с первого класса), что время уходит, что оно каждую минуту уходит... а я думаю, что беда тут... не знаю, в чём. Может, в том, что лет восемь-девять тому назад, в одно прекрасное утро, я сидела в солнечном классе, на перемене, Конни положила мне голову на колени и требовала рассказывать о временах, когда Пончик из их класса была маленькой, и я улыбалась и рассказывала. Потом я вдруг с сожалением подумала, что тогда была счастливее - ведь тогда всё было настоящим: И любовь, и друзья, и жизнь, и солнце в небе, и солнечная пыль над дорогой вдоль реки, и лопающиеся мартовские пузыри наледи под ногами, и изморозь на постаменте на набережной, и ещё тысячи моментов. И сердце было огромным, гудящим и бесконечно вместительным. Вокруг полыхали сполохи огня, ноги не касались земли, а в ушах шумела кровь. А теперь - как сквозь сон... и дети не те, и любовь не та... после урока я пошла на свидание с мальчиком, которого любила, но мне всё казалось, что это уже не "больше, чем ангелов и Самого", а так... уже как-то не так. Всё не то.

Потом проходят годы, ты встречаешься со следующим и с сожалением осознаёшь, что тебе нечего вспомнить интересного... ведь всё осталось в прошлом - и сверкание фонарей в декабрьском тумане, и спиленные нынче деревья на центральной улице, опутанные сетью гирлянд, отражающиеся в стекле несуществующего теперь кинотеатра, и тени, и фары машин, бегущих по потолку тёмной комнаты, и цвета, и то, что было надето на вас в каждую встречу, и запах, и звук... теперь ни цветов, ни запахов, ни звуков. Манная каша какая-то!... А про тогда я могу пересказать любой диалог почти дословно. И страх и догадку, что всему этому вот-вот придёт настоящий, страшный и чёрный конец.
А да! - дети, разумеется, тоже не те... вот предыдущие! - этим не чета.

А потом ты убеждаешься, что ну, раз. Ну, два. Но три-четыре раза тебе уже повезти не может. И всех воспоминаний - в то свидание я запекла курицу, а в другое - заказала пиццу. Согласись, Анечка, не разбежишься! В любой реанимации и то веселее было - и есть, что рассказать, что вспомнить и что записать. Ума хватило осознать, что дети всегда одинаковые.Может, и про остальное хватит? - все возлюбленные тоже в реальности, а не в твоей голове, одинаковые: "как пройдут - так будут милы". Надо поставить кавычки, т.к. вообще-то это не я, а Александр Сергеевич дело говорит.

Сегодня похвасталась Лучшему Другу (гуляли шесть часов, как я люблю! - не люблю что-то делать быстро... гулять - так гулять, стрелять - так стрелять! любить - так любить! - ненавижу меры), что я восхитительно здорова, несмотря на Тузика в правом боку и на то, что правая почка не желает работать, но и это можно подкорректировать, но, "боже, как мощны мои лапищи!" - просто в сапоги снега нагребла, т.к. провалилась в сугроб, а вечером пришлось бежать в аптеку за лекарством, которое любят те, у кого гемофилия (у меня нет, но я тоже "люблю").

Опять же... и это ерунда. До этого пришёл мой ангел-хранитель в виде Базарова - принёс мне как раз столько денежек, сколько стоит пачка таблеток, т.к. они недорогие. Мне иногда кажется, что в этом году я только и делаю что зарабатываю и зарабатываю, чтобы бросать это в топку какого-то небольшого химфарма. Ещё бы я не ощущала, что время летит стремительно... и что все мы просто искры на ветру, которые улетают от моего паровоза. И я краем глаза успеваю их проводить, хотя моя задача - кидать тысячные купюры в пламя.